АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ предлагает Вам запомнить сайт «РУССКОЕ СЛОВО»
Вы хотите запомнить сайт «РУССКОЕ СЛОВО»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Встань за Веру, русская земля! Сайт патриотов России.

Основная статья: Обувь

МЫТАРСТВА

МЫТАРСТВА

Жизнь после смерти! Какая крылатая и для многих заезженная фраза. Ее можно услышать не только из уст священника с амвона, но и от представителя шоу-бизнеса на каком-нибудь дешевом ток-шоу. Причем, последние не особо утруждают себя углублениями в смысловые особенности этой фразы. Тогда, как ее смысл намного таинствен и неисследован, чем может представляться современному потребительскому обществу. Верующие люди говорят об этом одно, у неверующих другой взгляд про эту область. Но независимо от наших мнений и желаний потусторонний мир продолжает существовать и пугать своей неизвестностью. Он живет своей размеренной и реальной жизнью и не становится призрачнее от нашего скептицизма и сомнений. Если бы люди знали, что имеют только один шанс наследовать вечную жизнь за гробом, тогда может быть не прожигали бы свое драгоценное время во всяком непотребстве. Но человечество кормится псевдодуховыми баснями и легендами, лжерелигиозными байками о перерождениях или атеистическими утопиями о материалистическом превосходстве. В результате несчастное человечество теряет свой единственный шанс на спасение.

Однако, на небе, как и на земле, бывают и свои исключения — для некоторых Господь, по одному Ему понятным причинам, приоткрывает невидимый мир, дает прикоснуться к нему, увидеть его и пережить то, что неподвластно каким-либо земным сравнениям. Эти «некоторые», вернувшись к нам, открывают новое, доселе сокрытое знание и потрясают грешный мир пережитым опытом. Ваш покорный слуга — один из тех, кому выпала как раз такая возможность. Меня зовут Николай Мальков, и пусть это будет чем-то, вроде моей исповеди. Не взыщите строго, так как все мы часто ошибаемся.

Это случилось не так давно, и потому детали события еще свежи в моих воспоминаниях. Тот день не обещал быть каким-то особенным и начинался как и любой другой. Я заканчивал институт, а в свободное время подрабатывал в автосервисе. Тяга к автомобилям начала проявляться у меня еще в раннем детстве. Разбирать и собирать игрушечные машины я начал почти в то же время, что и разговаривать. Поэтому с выбором работы долго определяться не пришлось. В виду этого для меня всегда было загадкой — для чего мне нужен был весь этот малый и средний бизнес и иже с ними, когда мое призвание было налицо. Кто бы мог подумать, что именно автомобили так круто изменят мою судьбу. До сих пор поражаюсь этой иронии.

На носу был важный зачет, и я усиленно к нему готовился. Я уже неделю зубрил материал и не расставался с ним даже в свободное от всего время. Формулировки и методы, особенности технологий, практик и процессов кружили у меня перед глазами, словно надоедливые мухи. Уходя на работу, я брал с собой несколько книг или конспектов, которые читал на ходу и в свободное от работы время.

В тот день выбежав из дома, я направился к месту встречи с моим приятелем Сашкой. Мы не только работали в одной бригаде, но и жили неподалеку друг от друга, а потому часто вдвоем прогуливались до нашей мастерской.

— Здорово, экономист, или как там тебя!

Я оторвался от книги и увидел, что уже пришел на нужное место. Мой приятель изучал книгу у меня в руках.

— Привет! — говорю, — Как дела?

— Да нормально. Ну, о чем пишут? — Он кивнул на книгу.

— Ой, лучше не спрашивай. Уже дым из ушей валит.

— Ты чего на выходных не отвечал? Такую сходку пропустил.

— Слушай, я сейчас по уши в этом болоте бизнеса и прочей ерунды. Пока без меня.

Саня был моим новым другом. Да, я знаю, что говорят про новых друзей, но без них никуда. Мы живем, меняемся, переезжаем с места на место, а вместе с этим неминуемо знакомимся и расширяем круг общения. К тому же, любой старый друг когда-то был новым. Я не так давно устроился в сервис и знаю Саню недавно. Но уже узнал его, как человека веселого и работящего, немного легкомысленного и способного на экстравагантные выходки. Автомобиль он знает наизусть, а движок может разобрать и собрать, наверно, с закрытыми глазами. На работе он уважаемый человек, которому можно простить некоторые слабости и особенности характера. Кстати говоря, именно с его рекомендации я смог устроиться в один из самых престижных автосервисов в этой части города. За что был ему благодарен.

— Тут вчера притчу Евангельскую слышал, — сказал Саня, — Иисус произнес притчу о женщине, которая потеряла деньги, а потом их нашла. Она позвала своих подруг и сказала им: Радуйтесь со мной, я нашла свои потерянные деньги! Так интересно получается — они порадовались, хотя им ничего с этого не перепало.

— Чего, чего, — говорю.

— Ну смотри, я потерял 50 долларов, а потом нашел. Говорю тебе, Колян, я нашел свои баксы! Ты бы порадовался за меня? Ну только по-настоящему.

— Сложно сказать. Наверно да.

— Вот и я говорю, сложно это — входить в положение другого.

Мы шли и еще о чем-то разговаривали. Саша пытался заинтересовать меня какими-то новыми предложениями по вопросам проведения моего личного досуга, а я высказывал свое неоднозначное мнение. Наконец, мы подошли к самой оживленной проезжей части и встали на светофоре. Здесь движение создавало большой шум, разговоры прекращались и каждый получал немного времени для своих размышлений. Я открыл книгу и стал быстренько бегать глазами по прочитанному. Я не столько читал, сколько пытался отвечать на свои же вопросы. Что-то воскрешалось в памяти без труда, а что-то было глубоко погребено под непроницаемым слоем безвестности. Тогда я снова возвращался к этой части и пытался заново реанимировать забытое. И в этот самый момент произошло непонятное. Могу поклясться в своей уверенности, что пешеходы двинулись вперед, и я пошел вместе с ними. Однако, горел красный и никто не пошел, кроме меня. Это было странно и похоже на какое-то наваждение, и я до сих пор не могу объяснить как это произошло. Наверно так было нужно, чтобы все это случилось. Я даже помню, что кто-то окликнул меня, но не обратил на это внимания.

Первая машина ударила меня не сильно. Водитель уже начал тормозить, так как ехал в крайнем ряду и хорошо меня видел. Меня отбросило на скоростную полосу, где на полном ходу меня протаранила другая машина. Мне потом рассказали, что я пролетел метров десять, прежде, чем шлепнуться на острый асфальт. Мне даже кажется, что я помню, как летел над крышами автомобилей, подобно мухе сбитой на лету мухобойкой. После того, как я приземлился на проезжую часть, третья машина проволокла меня по дороге еще метров пятнадцать. Из-за резкого торможения около десяти машин столкнулось. Образовался затор, движение встало. Больше всего повезло моей книге, которую не задела ни одна машина.

Самое первое, что я помню, это, что я стою на дороге. Движение остановилось, а народ куда-то стремительно бежит. Водители выходили из своих автомобилей и осматривали повреждения. Кто-то в недоумении чесал затылок, кто-то звонил куда-то, кто-то ругался и искал виноватых. Но основная часть народа бежала к одной единственной машине. Как в забытьи, я тоже пошел за бегущей толпой. Человек десять подхватило бежевый автомобиль и перенесло его на несколько метров назад. У меня мелькнула мысль, — так делают, когда хотят освободить кого-то из-под машины. И точно, после того, как легковушка была перенесена, я увидел, что под ней кто-то лежит. Народ загалдел, кто-то вскрикнул, некоторые достали телефоны и стали снимать лежащего на камеру и ни один не решился проверить пульс.

— Вот идиот! — возмущался один водитель, — куда он полез?! Вы же видели, он сам полез. Больной.

— Это все из-за него! — поддержал его другой.

— Его кто-нибудь знает?

— Эй, уберите отсюда детей!

— Вот не повезло.

Голоса раздавались то тут, то там.

Человек лежал в неестественной позе. Его лицо было повреждено и окровавлено. Я помню, что даже пожалел, что не видел, как сбили этого бедолагу. Не слабо же ему досталось, наверно. Что-то в его внешности сразу показалось мне знакомым. Может я его знаю? И вдруг произошло то, что невозможно передать никакими словами — в лежащем человеке я начал узнавать… себя! В какой-то мере этому способствовала моя одежда и сумка на плече, которые я узнал в первую очередь. Моей первой реакцией в этой ситуации — был шок. Я не мог поверить своим глазам. Люди часто говорят — Я не верю своим глазам! Но для них это только крылатая фраза, зачастую лишенная смысла. Но тогда я действительно не поверил своим глазам. Но ведь это не естественно для нас — человек в этой жизни привык верить своим глазам. «Пока не увижу, не поверю», — говорил апостол Фома. В результате человека может охватить какой-то ступор, какое-то раздвоение личности. Я узнаю себя там, но и здесь тоже ощущаю себя. Сознание судорожно пытается как-то примирить непримиримое, найти какие-то объяснения этой парадоксальной ситуации, придумывает двойника или кого-то похожего на себя. Но что-то, какое-то внутреннее чутье настойчиво твердило, что там лежу я сам.

— Кто-нибудь вызовете скорую!

— Он живой вообще? — спросила какая-то женщина.

Этот вопрос произвел на меня сильное впечатление. Я уже тогда был верующим, может быть не настолько ревностным, как надо было, но в Бога я верил, иногда бывал в храме и принимал участие в таинствах. Но все равно мысль о смерти ошеломила меня. Я ощущал себя живым — настоящим. Я все видел и слышал, причем, гораздо четче и яснее, чем раньше, и вдруг кто-то сомневается в том жив ли я!? Но именно этот момент и заставил меня засомневаться и призадуматься. А ведь действительно, я слышал все, что говорили обо мне. Причем, не только рядом стоящие, но и отдаленные. Мне показалось, что я слышал даже их мысли обо мне. Это было настолько ново, что я не мог не признать, что что-то во мне определенно изменилось.

— Так вот она какая смерть! Боже правый, это невозможно! — подумалось мне. Я находился в шоке и все еще пытался взять себя в руки. Вдруг я заметил в толпе Сашу. Он держал руками голову и круглыми остекленевшими глазами смотрел на меня мертвого. Было видно, что он тоже в шоке. В этот момент кто-то сзади прошел сквозь меня. Я вздрогнул и непроизвольно потрогал себя руками. Я ощутил себя и не сомневался в реальности своего существования, но когда попытался прикоснуться к рядом стоящим, у меня это не получилось. Я был изолирован от них, находился как бы в другом измерении, недоступном для живых. Мысли путались и все эти обстоятельства совершенно выбили меня из привычной колеи.

— Что же дальше? — подумалось мне, — что теперь будет? А как же работа, учеба, зачеты? Я не мог поверить, что вот так разом рушились планы всей моей жизни. Что же это за жизнь!? Почему она такая хрупкая?! — недоумевал я. А как же мама?! Мысль о маме напугала меня по-настоящему. Ей предстоит узнать о моей смерти. Она будет плакать. Как она перенесет это, как будет жить одна?

Эти мысли так сильно увлекли меня, что я вдруг оказался дома. Дорога с разбитыми автомобилями и людьми, записывающими на видео мою смерть, исчезли, а я был в своей квартире. Я знал, что она сейчас завтракает и как всегда смотрит свою любимую передачу. Так и было. Мама сидела за чашкой кофе и смотрела телевизор. Мне было так обидно, ведь перед уходом я даже не попрощался с ней. А ведь я всегда это делал. Только не сегодня. И теперь мне остается лишь сожалеть о том, что я забыл или не исполнил по каким-то другим причинам. Я смотрел на нее и думал, сколько всего я не успел или не захотел сделать. Перед моими глазами вдруг всплыли моменты из жизни, когда я вел себя эгоистично, неуважительно и даже кричал на нее. А ведь я даже не замечал этого! Я с ужасом осознавал, что грубость, крик, раздражение или что-то подобное для меня было нормой. Только сейчас мне во всем своем кошмарном обличье открывалась вся мерзость моего поведения. Только сейчас я видел детали, которые считал за ничто, но которые, на самом деле, решали все. Каким же я был слепцом! Я ощущал себя ничтожеством. Из-за раскаяния о напрасно потраченном времени мне хотелось разрыдаться.

Я приблизился к ней и на ухо прошептал:

— Мама, прости.

Но она никак не отреагировала. Впрочем, я этого ожидал. Я прикоснулся рукой к ее волосам и конечно же не почувствовал их. Но мне было все равно. Хотя бы теперь я хотел попрощаться с ней как подобало. Я думал, что хоть таким образом, таким запоздалым жестом сыновней любви и долга смогу успокоить свою совесть. Но на душе все равно было неспокойно. Я поцеловал ее в щеку. Ее взгляд был устремлен в голубой экран телевизора. Как странно, только сейчас я увидел всю бессмысленность этого занятия миллиардов медиапленников. Жалкий кусок пластика и стекла! Ты пустое место и ничего не стоишь в мире духов. Как обидно, что при жизни мы этого не замечаем.

— Николай! — я четко услышал чей-то голос, который звал меня по имени. Голос был как-будто знакóм и не знакóм одновременно. И я не мог определить его источник. Казалось, он звучал отовсюду. Одно я понял сразу — он был не из мира живых.

— Николай!

Во мгновение ока я очутился на кладбище. Я узнал это кладбище. Оно находилось на родине моих родителей. Я часто бывал здесь, но это было в далеком детстве. С тех пор в городе мертвых почти ничего не изменилось. Был как-будто вечер или утро. Голубой туман непринужденно гулял между могил, нежно задевая ледяные камни. Некоторым из них было по несколько веков. Под ними покоились известные люди, видные представители дворянства и духовенства. Когда-то в детстве мне рассказывали истории о самых выдающихся из них. О каждом из этих людей можно было бы написать книгу или, как минимум, хорошую статью в элитный журнал. Скорее всего, такие книги уже были написаны.

Обстановка определенно говорила о том, что на улице прохладно. Но я почему-то не чувствовал холода. Я видел, как колышется трава, вместе с листьями кленов и дубóв растущих на кладбище и вынужденных высасывать соки из мертвых.

Оглядевшись, я увидел, что стою у могил отца и его родителей. Их фотографии на черном и красном мраморе ничуть не изменились. В сосредоточенных и неприветливых взглядах читалась какая-то озабоченность или настороженность. И только бабушка приветливо улыбалась. Бабушка была глубоко верующим человеком и завсегдатаем в местном кафедральном соборе. Я почему-то подумал — как жаль, что я плохо знал ее, просто не интересовался ею. Хотя видел ее много раз.

— Николай! - голос раздался совсем рядом. Я едва улавливал в нем нотки волнения и озабоченности. На этот раз я знал, что зовущий стоит сзади меня. И я как-будто видел говорившего. Мое зрение приобрело новые качества. Мне не нужно было смотреть по сторонам, чтобы что-то увидеть. Я как-будто видел все сразу. Но я все равно обернулся.

Передо мной стояла молодая женщина. На ней было длинное платье непонятного темного оттенка с вкраплением нескольких других цветов. Темные красивые волосы были аккуратно подобраны и спрятаны под легкое, словно из креп-жоржета, покрывало. Какое-то время я внимательно изучал ее обычное, ничем не примечательное лицо и понемногу начинал узнавать родные черты.

— Бабушка!? Я сам не понял — то ли это был вопрос, то ли утверждение. Моя неуверенность объяснялась тем, что она выглядела гораздо моложе, чем я ее помнил. В таком молодом возрасте она была еще задолго до моего рождения. Тем не менее я узнал ее. Это, наверно, произошло по какому-то внутреннему чутью, нежели по внешности, хотя, нельзя сказать, что внешнего сходства не было совсем. Потрясающее сходство с моей матерью было очевидно.

— Бабушка, я умер.

Я опять не до конца понял — то ли это был вопрос, то ли утверждение. Вместе с тем я осознал, что глупо пытаться донести до нее то, что она знает лучше меня.

— Коленька, тебя ждет испытание. Ты должен будешь пройти его. Именно для этого ты здесь.

— Испытание!

Вот забавно, я опять не был уверен в том, спросил я это или просто сказал.

— Ты должен быть мужественным. Господь с тобой и не оставит тебя. Ты должен верить Ему. Пойдем со мной. Я покажу тебе наш собор.

Она сделала пригласительный жест в сторону брусчатой дорожки, и мы направились туда. Брусчатка плавно описывала полукруг и постепенно растворялась в туманной дымке. Я с удивлением открывал для себя все новые и новые особенности своего состояния. Сейчас я не испытывал того неудобства, которым всегда тяготился при ходьбе по неудобной брусчатой дороге. Я не чувствовал окружающей прохлады и запаха сырости. Вокруг царила тишина. Где-то неподалеку скрипучим криком прокаркала ворона. Внезапно налетевший ветер растревожил дремавшие доселе деревья, и с листьев посыпались холодные капли. Они не задерживаясь пролетали сквозь меня и не причиняли мне ни малейшего неудобства. Мы не спеша шли между вековых деревьев. Раньше я думал, что нет ничего тоньше тумана, но вот сейчас я могу пройти сквозь его пелену даже не прикоснувшись к нему. Воистину все относительно. Наконец, я решил спросить:

— Что за испытание меня ждет?

— Скоро ты все узнаешь.

— Это опасно?

После некоторой паузы она ответила:

— Это необходимо.

Через какое-то время я опять спросил:

— Мне будет страшно?

— Да. Но помни, что еще ничего окончательно не решено. Ты должен принять этот дар таким, какой он есть.

Я погрузился в размышления. Что же это за дар такой, если это и опасно, и страшно?! Мне совсем не нужен такой дар. Я никого не просил об этом!

— Скоро ты все поймешь, — услышал я ее мысли.

Мы шли молча, а потом я спросил:

— Ты знаешь о нашей жизни?

— Да, я знаю о вас с мамой. И знаю, что ты не молишься о своих родных.
Мне стало неловко. Я действительно надолго забывал молиться о своих усопших родственниках. А в последнее время со всеми этими учебными завалами вообще забыл о молитве. Еще вчера я рассмеялся бы в лицо человеку, который бы сказал мне, что в этом меня обличит мертвый родственник.

Через некоторое время за полосой деревьев показались темные и величественные очертания собора. Вдруг я заметил, как из тумана медленно выплыло несколько человеческих фигур. Это были две женщины и две девочки. Женщины стояли у могилы и молча смотрели вниз. Они были совершенно неподвижны, так, что их вполне можно было перепутать со статуями из фамильного склепа. Чего нельзя сказать о девочках. Одной из них было около десяти, а другой около года. Было видно, что старшая взяла на себя ответственность по удовлетворению интереса младшей и таскалась с ней повсюду, а взрослые отдавали дань памяти почившим. Она держала младенца за руки, пока та делала неуверенные шажки по грубой брусчатке. Мы проходили как раз рядом с ними, когда маленькая девочка вдруг остановилась и запрокинув свою головку уставилась на меня. Можно было подумать, что она смотрит на что-то позади меня, но она смотрела мне прямо в глаза. Я остановился. Чтобы удостовериться в своей догадке, я переместился на несколько шагов назад, внимательно наблюдая за ребенком. Взгляд больших детских глаз не отрываясь проследил за мной.
Прежде, чем я успел спросить — Как это возможно?, я услышал внутри себя ответ моей бабушки:

— Это чистые души. Иногда они видят то, чего не дано увидеть другим.

Ребеночек попытался что-то сказать и протянул ко мне свои маленькие ручонки, с трудом держась на слабеньких ножках. Ее сестра присела рядом с ней на корточки и посмотрела в мою сторону:

— Что ты там увидела? Птичку? Где птичка, покажи?

Маленький ангелочек все еще пытался что-то мне сказать и смотрел на меня своими лучезарными глазками. Я уже хотел было приблизиться к ней, прикоснуться к ее протянутым ко мне белоснежным рукам, но вдруг услышал:

— Нам пора!

Она сказала это без слов. Я просто понял, что нам пора. И мы двинулись дальше.

Собор был XIX века. Он был изящен и стилен. В глаза сразу бросилось несколько трехсторонних апсид и витиеватый декор фронтонов собора. Гофрированное обрамление барабанов и очень красивая, хотя невысокая колокольня, громко вещали не только о незаурядном мастерстве, но и изысканном вкусе архитектора.

Мы не останавливаясь приблизились к паперти. Вдруг в стороне от собора я заметил движение. Вначале это было что-то бесформенное, но затем оно оформилось в худую, высокую фигуру, в которой чувствовалось что-то животное и дикое. Различить черты человека в нем едва ли было возможно. Оно стояло на кривых звероподобных ногах и имело безобразные клешни. Перекошенное до безобразия подобие лица, напоминало уродливое отражение в разбитом зеркале.

Меня охватил ужас. Было видно, что отвратительная сущность меня приметила и издала шипящий, клокочущий звук, который я бы рискнул принять за смех.

— Это оно? — спросил я не отрывая взгляда от этой трясущейся худощавой твари.

— Не останавливайся.

Заметив, что бабушка перекрестилась, я последовал ее примеру. Мы вошли в собор. Он был пустой, но я чувствовал, что в нем была жизнь. Иконы излучали тихий свет и смотрели на меня, словно живые. Электроприборы были погашены, но в соборе было светло. Какие-то тихие голоса напевали такую мелодию, что хотелось взлететь и устремитьcя вслед за этими небесными звуками. Я не различал слов, но понимал, что это хвалебная песнь Богу. Казалось молитвы, веками звучавшие под этим куполом и изливавшиеся из любящих и благодарных сердец, до сих пор обитали здесь. Переплетаясь, они образовывали гармонию, которую не в состоянии произвести никакое произведение земного искусства или человеческого гения.

Внезапно я осознал, что бабушка скрылась от моего взора. Издалека прозвучал только ее голос: «Боже мой, на Тя уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеют ми ся врази мои; ибо вси терпящие Тя не постыдятся» (Пс. 24:1). Эти слова псалма глубоко врезались в мою память. Я повторил их несколько раз и ощутил какую-то силу от каждого слова. Я не просто прочитал текст, как мы обычно делаем на земле, но ясно, всем своим существом осознал, что действительно, все, кто надеется на Господа, не будут постыжены. Это была уверенность сравнимая, разве, что с моим собственным бытием. Это сейчас я знаю этот псалом наизусть, а тогда я услышал эти слова словно в первый раз.

Вдруг я живо ощутил чье-то присутствие. Оно заметно отличалось от присутствия моей родственницы. В нем ощущалось одновременно и сила, и добро. Меня словно накрыло волной уверенности, что все будет хорошо. В этот момент кто-то с двух сторон взял меня под руки, и мы стали возноситься вверх. Я посмотрел на собор сверху вниз и испугался. Было непривычно находиться на высоте птичьего полета без крыльев за спиной и опоры под ногами. На дорожке я увидел двух женщин с детьми. Сидя на руках у мамы, младенец провожал меня взглядом в заоблачные высоты, и взыгранием своих ручек демонстрировал свое ликование.

Я не сразу обратил внимание на моих спутников. То, что они рядом, казалось мне чем-то естественным и привычным. Создавалось такое чувство, что они и раньше были рядом. Было в них что-то знакомое, родное. Они были гораздо выше меня — посреди их я ощущал себя маленьким ребенком, который нашел долгожданный покой в теплых объятиях матери. Их прекрасные и умиротворенные лица выказывали неземное происхождение. Длинное одеяние, которое можно было бы с трудом сравнить с нашим атлáсом или тафтой с органзóй, светилось так, словно через него пытались пробиться лучи полуденного солнца. Их длинные волосы солнцевидной волной спускались по плечам и спине, исчезая между основаниями двух мощных крыл.

С некоторой тенью волнения я спросил одного из них:

— Вы Ангелы?

— Да.

Он посмотрел на меня своими сверкающими очами. В них было столько любви и понимания, что я, созерцая эти отблески Божественной славы, даже забылся на какое-то время. На земле вы никогда не увидите такой красоты и любви. Человека могут называть «ангелом» за какие-то его достоинства, но быть Ангелом по существу — это совсем другое.

— Вы такие… красивые, — как-то непроизвольно вырвалось у меня.

— Всё творение Божие прекрасно, особенно, если не повреждено грехопадением, — спокойно ответил другой Ангел. Если бы ты видел Адама до грехопадения, то не мог бы до конца насладиться его славой. Так он был прекрасен, подобно Сыну Божию и Спасителю мира.

Я периодически смотрел вниз, и теперь у меня захватывало дух от той невообразимой высоты, на которой мы находились. Это не было мертвым и холодным космосом с его вакуумом и скоплениями газа. Это было неким пространством, некой духовной областью, которую невозможно отследить при помощи земных средств. Я не ощущал ни ветра, ни холода, но то, что мы стремительно движемся вверх не вызывало никаких сомнений.

Спустя какое-то время я спросил:

— Куда мы направляемся?

— Тебе предстоит пройти мытарства и рассказать об этом другим людям.

Ангел посмотрел на меня. Он был также спокоен и невозмутим. Казалось, ничто во вселенной не способно его растревожить или смутить. Как только я подумал об этом, он мысленно ответил:

— Ты ошибаешься. Мы часто скорбим и даже плачем, когда видим погибель тех, кого должны были возвратить совершенными Владыке всяческих.

При этой мысли мне невольно пришли на память мои собственные грехи. А ведь я даже и не помнил, что оскорбляю ими не только Бога, но и своего Ангела Хранителя, которому далеко не безразлична моя судьба. Мне пришли на память его вразумления — тихий голос совести, который я так часто игнорировал. Я мог найти любое объяснение, любое оправдание своих поступков, лишь бы избежать правды. Но правды Божией избежать нельзя. Как жаль, что я понял это только сейчас. И теперь мне стыдно посмотреть в глаза своему Ангелу Хранителю. Боже мой, как я жил! Я готов был провалиться сквозь землю от стыда, но земли не было под ногами — она уже была очень далеко от меня.

Он что-то сказал про мытарства. Что это такое? Когда-то давно я слышал это слово и сейчас имел очень смутные представления о том кошмаре, с которым мне предстояло теперь столкнуться лицом к лицу.

— Рассказать об этом людям! Вы сказали, что я должен рассказать об этом всем? Значит, я вернусь назад?

— Ты вернешься и расскажешь о том, что видел и слышал здесь в назидание другим, которые даже не слышали об этом.

Вот это откровение! Я с трудом справлялся с полученной новостью. Значит не все потеряно, значит у меня еще есть шанс! Я смогу исправить свою жизнь, начать все заново. Моя душа ощутила новый прилив сил. Я уже начал строить планы на будущее, что сделаю сначала, как расскажу маме об этом, когда вдруг появились они. (пауза)

Нарастающий гул, на который я уже давно обратил внимание, плавно перерос в отдельные голоса и нечеткие обрывки фраз. А потом я увидел их визуально. Это была темная толпа каких-то ужасных существ, от которых веяло ледяным ужасом. Казалось, это было воплощенное зло, способное мыслить, говорить и действовать.

Звероподобное обличье открывало их натуру, главной составляющей которой — была невообразимая ненависть к людям. Еще издали заметив нас, они напряглись, словно перед битвой и устремили на меня свои огненные взгляды. Я прижался к Ангелам, так как в них ощущал защиту и спасение и готов был умолять не приближаться к этой бесформенной массе злобы и ненависти, но пройти мимо них не представлялось возможным.

— Еще один в рай собрался.

— Что скажешь, сразу к нам пойдешь или будешь оправдываться?

— Отвечай!

Они ревели, словно фантастические звери из какой-нибудь древнегреческой поэмы. Меня сковал леденящий ужас. Глядя во все глаза на это черное, мохнатое зло, я находился в парализующем оцепенении. Я пытался спрятаться за могучими спинами моих небесных спутников и весь трепетал, словно животное от предвкушения неизбежного заклания.

Как я потом узнал, это было первое мытарство — мытарство празднословия. На нем человек должен ответить за все свои словесные грехи, какие только есть. Боже мой, я совершенно не был к этому готов. В толпе демонов я различил какое-то движение. Они что-то готовили и приносили. Их маленькие черные глазки прожигали меня насквозь. Казалось, они готовы были прямо в тот же миг наброситься на меня и разорвать на части. Сколько бы человек не читал на земле про демонов, он никогда не будет в состоянии в должной мере приготовиться к встрече с самыми жуткими своими кошмарами.

Раскрыв какое-то свитки, они набросились на меня с яростными вопросами:

— Здесь ты трепался без умолку.

— Здесь ты кощунствовал.

— А помнишь что ты сказал этому человеку? А этому?

— Ты помнишь эту пьянку?

— А помнишь, что ты говорил в лесу вместе с ними?

— Ты произнес это слово 598 тысяч 876 раз!

— Что ты говорил в болезни, отвечай!?

— Ты отвлекал этих людей, помнишь?! Своими словами ты доводил их до осуждения и ропота!

— Ты помнишь этот анекдот? Эти люди могут подтвердить, что ты его рассказывал. Знаешь сколько у тебя их было?!

— Здесь, в храме ты не помнишь, что сказал про этого священника?

— А этот день — ты вспоминаешь его? Не говори, что ты его не помнишь!

— Что ты сказал на остановке?

— Ты помнишь этот рынок, помнишь этот разговор? Что ты сказал?

— Что ты выкрикнул ему в окно?

— Ты помнишь это?! А эти слова?

— Ты помнишь эту дерзость? А этого человека? Как ты его назвал, что ты ему сказал?!

— Что за молчание!

— Он произносил имя Божие всуе!

— Отвечай, жалкий человек!

Это был настоящий кошмар, который не поддается никакому описанию! Они наседали на меня, словно государственный обвинитель с неопровержимыми доказательствами. И самое страшное, что многое, из сказанного ими, я действительно помнил за собой.

Они представили мне все мои разговоры, все мои непристойные анекдоты, шутки, неумеренный смех. Они оживили в моей памяти все ситуации, когда я являлся зачинщиком или вдохновителем неполезных бесед, когда являлся причиной греховных слов для других, когда поддерживал дурные разговоры. Они назвали по именам всех тех, кого я отвлек от молитвы и подвигнул на ропот. Наравне с моими взрослыми грехами, они представляли мне мое отрочество. Слова и разговоры, сказанные мною в семь, восемь лет, казалось, безвозвратно улетучились из моей памяти и жизни, но, к несчастью моему, они были тщательно собраны и зафиксированы в памяти тех, кто не знает прощения и живет лишь надеждой на полное истребление человечества. Эти бестии представили точное количество каждого из бранных слов, когда-либо сказанных мной. Они даже показывали в лицах, как я это говорил и при этом хохотали. Они знали не только мои бранные слова, но и сколько раз я праздно произнес имя Божие. Среди них я заметил старшего, который восседал на некоем возвышенном месте и бросал на меня злобные взгляды. Он жестами приказывал им говорить и победоносно смеялся, когда было произносимо очередное обвинение.

Ангелы стояли с воинственным видом и оправдывали меня. Иногда они говорили, что этот грех был исповедан мной, иногда решительно отвергали сказанное демонами, как ложное. Но иногда они ничего не могли сказать. И это было самым страшным для меня. Я испуганно смотрел на них в ожидании какого-нибудь слова, но оправдания не было.

— Пусть отвечает за свои слова!

— У них же написано — От слов своих осудишься! Для кого это написано? Или слово Божие пустой звук!?

— Отдайте его нам! Он наш! — заревел князь на престоле.

Но Ангелы на это торжественно провозгласили:

— Нет на это Божьего определения!

— Что?! Как нет? Отдайте его нам!

— Где справедливость? Для чего тогда наши труды?!

— Он не ответил за содеянное!

— Может и нас тогда в рай пустите!

Но Ангелы не удостоили их ответа, и мы уже возносились дальше, оставляя позади завистливый звериный рев и клацанье челюстей.
Немного придя в себя, я проговорил:

— Это было ужасно! Как возможно дать ответ за каждое слово?

— Если знать цену словам и то, с чем придется столкнуться на мытарствах, то возможно, — ответил Ангел. — А если не иметь страха Божия, тогда человек не найдет здесь оправдания.

Тогда я не понимал, но вернувшись, я осознал, что уже с первого мытарства я мог распрощаться с моими Ангелами и навечно исчезнуть в беспросветной области забвения.

Прошло не так много времени после первой муки, когда ей на смену пришла вторая. Завидев издали скопище нечисти, я готов был завопить от ужаса и предстоящей пытки. Чуть ли не со слезами я стал умолять своих спутников:

— Нет, пожалуйста, не надо туда! Прошу вас, не надо!

— Ты должен пройти через все это. Будь мужествен, молись. Такова воля Божия.

Уже вскоре я понял, что это было мытарство лжи и прочих грехов, связанных с ложью.

— Ну что, лжец, будешь отвечать за свою ложь?

— Он наш, никаких сомнений.

— Помнишь эту ложь, а эту? Помнишь как ты подвел этого человека, а этого? Помнишь, как ты соврал из угождения своим друзьям?

— Вспоминаешь этот день?

— Не говорил ли ты этих слов, не заискивал ли перед начальником, лицемер?

— Помнишь это обещание? Оно твое, лжец. И ты не исполнил его!! Ты пообещал и не выполнил!

— Ты помнишь этого человека? Ты оклеветал его! Своим лжесвидетельством ты испортил ему жизнь на несколько лет!

— Помнишь, как ты струсил здесь — ты убежал, бросил своего друга в беде!

— А этот разговор ты помнишь? На тебя понадеялись, а ты всех обманул, вышел победителем и еще гордился своей ловкостью лгать другим. Ты такой же, как мы, ты один из нас!

— Пусть сам узнает, что из себя представляет. Пусть найдет себя, если сможет.

Внезапно я увидел себя в какой-то комнате с низким потолком. В центре горела одна лампочка и слабо освящала помещение, едва достигая до стен комнаты. Она была полна людей, которые шатались взад и вперед, шумели и что-то говорили между собой. Было очень душно и тесно, дышать было совершенно нечем. Повсюду царила безысходность и безнадежность. Я стоял среди всех этих незнакомцев и пытался разглядеть выход из этого жуткого места. В отчаянии, с мутнеющим с каждой секундой рассудком, я стал пробиваться среди темных фигур. Но это было не так просто. Некоторые огрызались, другие толкались, а один замахнулся и чуть было не ударил меня по лицу.

— Куда прешь, козел!?, — заорал он на меня.

И тут я вдруг увидел, что это был я. У него было мое лицо. Я похлопал по плечу рядом стоящего мужчину и спросил:

— Простите, вы не знаете как отсюда выйти?

Он повернулся ко мне, и я увидел, что и у него тоже было мое лицо. С отсутствующим взглядом и ярко выраженной апатией на унылом лице он промямлил:

— Оставьте меня в покое.

— Кто тут выход ищет?, — обратился ко мне другой я, — За хорошую цену я покажу тебе, что захочешь.

— Не верь ему, лжет он все, — вмешался третий я.

— Ну дайте же поспать, — раздалось с другого конца комнаты.

— Ты чего раскис — улыбнись!

— Дайте мне спокойно умереть, — стонал кто-то еще.

Люди плакали и смеялись, молились и сквернословили, бились головой о стену и топали ногами. И у всех было мое лицо. Это были состояния, которые я переживал в жизни, и все они не были тем, чем я являлся на самом деле. Моя настоящая сущность, моя чистая Богом данная натура заблудилась где-то среди этой шумной толпы моих порочных состояний и наклонностей. Отыскать ее во всем этом многообразии моих порочных натур, было очень трудно. Каким же я был разным, сколько же я носил масок при жизни. Я даже сам не знал кто я и какой я настоящий.

Демоны злобно шумели. Без сомнения, во многом они были правы. Но если лгать свойственно всем бесам, то тем более этим должны отличаться демоны лжи. Очень часто к правдивым свидетельствам они примешивали и свою ложь, наговаривали на меня, что решительно отвергалось Ангелами. Тем не менее, меня поразило, как они в точности знают все случаи из моей жизни и всю ложь когда-либо сказанную мной. Случайно или в пьяном бреду сказанное слово буквально ловилось у меня с языка и вносилось в хартии. Более того, несколько раз они пытались вменить мне в вину то, что было сказано мной во сне. Создавалось впечатление, что им было все равно что говорить, лишь бы высказать какое-то обвинение, пусть и совершенно абсурдное или не существующее. Они цеплялись за любою возможность завладеть мной, напугать или смутить меня. Это была настоящая битва за душу! Они ревели и галдели, выпрыгивали из толпы и выкрикивали обвинения. Они даже пытались меня схватить! Несколько раз один из них с рожей, похожей на косматое рыло муравьеда, пытался выхватить меня из ангельских рук, так, что им приходилось прятать меня сзади. Это был кошмар, который невозможно передать никакими словами! И врагу не пожелаешь такое пережить.

Ангелы представили все, что у них было, покрыли грехи все, какие только смогли. Но, как и в первый раз, этого оказалось недостаточно. Демоны ликовали. Они уже праздновали победу, словно сектанты, одержавшие превосходство в словесном диспуте. Интересно было то, что даже выражая свое бесовское ликование, они оставались непроницаемо мрачными и злыми. Они не могли радоваться так, как это делает человек, а уж тем более Ангел. Их жуткая радость была невыносимым мучением для души и напоминала беснование умалишенного, который, издеваясь над своей жертвой, придумал новый способ пытки для нее.

— Оставьте его! — возгласили Ангелы, — он еще вернется.

— Что?! Как вернется?! Зачем же вы ему все это показываете? Для чего мы тут старались?!

— На что им Писание? Зачем им все это знать? Может всех сюда пригласите?! Может для всех показ устроим!

Негодованию бесов не было предела. У нас совсем не было ни время, ни желания все это выслушивать, и мы отправились дальше.

— До чего же они свирепые, — прервал я тишину через какое-то время. За что же они так ненавидят нас?

— Только за то, что вы образ и подобие Божие и наслаждаетесь благодатью Божией, которую они не сохранили.

— А вы сохранили, — констатировал я сам для себя. Это было трудно?

— Не так сложно, но выбор должен сделать каждый. Вы тоже знаете, что отказаться от греха в первый раз не сложно. Тяжело остановиться, когда порочный навык обратился в страстное влечение. Но мы не знаем страсти. Один раз отказавшись от греха, мы по благодати Божией все более возрастаем в благости. А падшие все более укрепляются в богопротивлении. Потому и ненавидят они вас лютой ненавистью, как творение Того, с Кем они ведут непримиримую войну.

Я боялся спросить, но тем не менее решился:

— Сколько же всего мытарств? Я больше не смогу этого вынести.

— Их двадцать, и ты увидишь каждое из них.

Двадцать! От этой цифры меня бросило в ужас. Двадцать ужасных ступеней, возводящих из преисподней на небо! Двадцать кругов ада, в клокочущий кошмар которых человек погружается с головой. И ведь мало кто знает на земле об этих испытаниях, ожидающих его после смерти.


Пока я размышлял над своей участью и ужасался ей, мы приблизились к третьему мытарству. По тому, чего от меня требовали демоны, я понял, что это мытарство осуждения и клеветы. Они стали напоминать мне случаи, где я осуждал или оскорблял ближних, вел себя нахально и дерзко.

— Не осудил ли ты этого человека, когда он тебя оскорбил? Вспомни, что ты сказал ему в ответ, как его назвал?

— Что ты пожелал этому, не помнишь? А я напомню тебе. Не так ли ты его обозвал?

— Помнишь этот день? Ты осуждал земные власти все время, пока сидел за столом! Не было этого?

— Помнишь этого священника? Ты осудил его! За что ты его осудил? Помнишь? За походку! А этого за усы и бороду! А этого за гнусавый голос. Ты помнишь его имя? А мы помним!

— Сколько ты держал обиду на этого человека? Помнишь? Десять лет ты считал его своим врагом! Ты отвергал всякие попытки к примирению.

— Не скажешь нам, как зовут эту старуху, которой ты повесил на спину листок с надписью? И что же там было написано?! Напомни-ка нам!

— Ты помнишь этого человека? Когда он открыл тебе свое воровство, что ты ему сказал? Помнишь? Правильно, ты сказал, а кто сейчас не ворует?

— Точно, кто сейчас не ворует!

Толпа проклятых разразилась жутким хохотом. Я думал прошла целая вечность, пока они закончили перечислять по именам всех, кого я осудил в жизни. Они назвали каждого священника, которого я осудил за что-то. Бесы даже принимали на себя их вид, чтобы наглядней показать мне за что я их осуждал. Один из них преобразился в священника, облаченного в яркую рясу с элегантным декором на воротнике и рукавах. Именно за нее я его и осудил.

— Как тебе нравится моя ряска, сынок?

Другой из них принял образ полного батюшки, когда-то виденного мной в далеком детстве и уже напрочь забытого. Он вперевалочку прошелся передо мной, давая мне хорошенько рассмотреть его большое пузо, за которое я его и осудил.

— Коленька, иди ко мне, я тебя благословлю.

Толпа заревела.

— Довольно!

Ангелы грозно выступили вперед. Улюлюканье и гам немного притихли. На мгновение рогатые чудовища присели на своих кривых ногах. Но затем вновь воспрянув заявили:

— Вы не ответили за многие его грехи! Что скажете на это?

Они ходили взад и вперед, словно звери, готовые по первой команде броситься на добычу. Их маленькие черные глазки бегали от Ангелов ко мне и обратно.

— У него еще будет шанс все исправить, — сказал один Ангел.

— Вы не имеете над ним власти, — добавил второй.

— Какой шанс!? Пусть отвечает сейчас же!

— К ответу его, к ответу!

— Вы не можете его отнять! Он наш!

Поднялся жуткий рев, который становился все тише и тише по мере нашего удаления от них.

Эта мучительная обстановка действовала на меня угнетающе. Я чувствовал, что слабею и теряю силы. Страх невозможно было подчинить. Он преобладал надо мной, мучил и изматывал меня. При каждой новой встрече с обитателями преисподней я становился сам не свой от ужаса. Он парализовывал до изнеможения и высасывал мои жизненные силы.

— Это мучительно страшно, — сказал я вслух. Я не смогу пройти до конца.

— Будь мужествен и молись. Ты сможешь. Молись Иисусовой молитвой и призывай на помощь Владычицу Неба.

После этих его слов, я ощутил, как слова Иисусовой молитвы, о которой до этого момента я не имел представления, сами стали произноситься во мне. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Они бежали, словно лодочка, которую я лишь слегка подталкивал. Божия благодать ощутимо коснулась моего сердца и наполнила его силой и верой в то, что все совершается по воле Божией. (пауза)

Лишь только я немного успокоился, как мы приблизились к новому мытарству — мытарству чревоугодия. Отвратительные бесформенные существа на этом мытарстве были настолько мерзкими, что можно было лишиться рассудка глядя на это воплощение зла. Некоторые из них были размером с грузовой автомобиль. Их внешний вид напоминал утопленников, которые целый год пролежали в воде. Предводитель этого мытарства отличался от других бóльшим размером и злобой. У него были огромные черные рога. В страшных провалах глазниц застрял пустой акулий взгляд. В своей мохнатой лапе он держал кубок с чем-то зловонным и периодически пил из него. Некоторые из бесов плясали и водили хороводы, другие что-то ели или дрались, кусали друг друга и бодали рогами. Повсюду распространялся невыносимый смрад и крик. Но когда появились мы, все собрание обратило на меня свои звериные и исполненные ненависти глаза.

— Смотрите, свежее мясо! Они захохотали и вообще вели себя словно пьяные.

— Любишь покушать? Знаем, любишь. Помнишь эти пляски? Сколько ты выпил на них кружек пива? Одиннадцать! И пытался напоить своего друга.

— Вот этот день — ты объелся так, что не мог стоять на ногах. Мы тебя поддерживали!

Они разразились адским хохотом.

— А этот день помнишь? Колян, ты идешь на сходку? Ты упился так, что валялся в луже своей рвоты.

— Сколько ты выкурил сигарет, ты помнишь? А мы помним каждый такой день.

— Помнишь этих людей? Ты напоил их.

— А этот день ты должен помнить — тогда ты впервые укололся. Конечно «за компанию»! А как же еще?

— Тогда ты объелся.

— А здесь ты упился до беспамятства.

— В этот день ты гулял с этими людьми.

— Ты не соблюдал постов! Ел оскверненную язычниками пищу. Ты не молился перед едой. Ел по ночам, прятался от других.

— Ты помнишь эти рулеты? Люблю сладкое — не твои слова?!

Это опять была игра в одни ворота. Я действительно все это делал и многое вспоминал. Каким-то удивительным образом эти синюшные жабоподобные персонажи знали обо мне все!: где, когда и с кем я пил, что я пил и сколько выпил, что и когда я съел, сколько сигарет я выкурил и какие наркотики пробовал. Я соблазнял других на выпивку и сигареты. Они назвали по именам людей, которые заразившись моим дурным примером стали наркоманами, заядлыми курильщиками или алкоголиками. Многие из них уже скончались от этого. Мои посты оказались сплошным лицемерием и фарисейством. Я пресыщался постной пищей и не соблюдал церковный устав. Они напомнили мне даже то, когда в детстве я выковыривал сахарные капли с пряников. У них было записано точное количество леденцов и жвачек, их названия и даже цена, которую я за них заплатил.

Была здесь, конечно, и ложь, которую я приметил, но в большинстве своем они действительно обладали правдивыми и детальными данными о моей жизни. Во многом мне помогла исповедь. Ангелы часто противопоставляли грехам мое покаяние. Против этого нельзя было ничего возразить — грех прощался и если больше он не повторялся, то с человека снималась ответственность за него. Но если он повторялся опять, то человек мог ответить и за то, в чем уже прежде раскаивался, так как опять оказался повинным в том же зле. К сожалению, это был как раз мой случай. Демоны наседали все сильнее и сильнее, порываясь забрать меня, как гурмана и их собутыльника. Они приводили мои нераскаянные грехи все снова и снова и требовали ответа. Казалось, та маленькая дверца спасения, через которую только и возможно было убежать, становится для меня все ýже, а надежда спасения все нереальнее.

— Вы не имеете над ним власти, — сказали Ангелы в ответ.

— Он не может идти дальше!

— Пусть дает ответ!

— Да, да — пусть отвечает!

— Правосудие еще действует здесь или нет! — заревел бесовский князь и швырнул кубком в одного из прислужников, пресмыкающихся в его ногах. Тот взвизгнул и бросил на своего владыку испуганный взгляд.

Мы отдалились от них и еще долго слышали в свой адрес проклятия, пока толпа пьяных бестий не скрылась из виду. Только сейчас, когда накал страстей улегся, я вспомнил о молитве. Крики и обвинения, состояние балансирования между погибелью и спасением, совсем не давали мне возможности молиться. Углубившись в молитву, я черпал из нее силы и утешение. Больше всего на свете я не хотел слышать этот звериный рев и видеть свиноподобные рыла, но избежать этого было невозможно.

Я весь напрягся и усилил молитву, когда услышал приближающийся и нарастающий гул. Это было пятое мытарство. Демоны некоторое время готовили свои свитки, а потом начали меня обвинять в грехах лености и различного рода небрежении о душе. Их князь возлежал на каком-то ложе и злобно сверкал глазами.

— Он всю свою жизнь провел в нерадении и лени.

— Помнишь, как ты любил поспать после обеда? Ты повторял это из года в год!

— А здесь он малодушествовал и унывал.

— Он пропускал литургии — он пил с друзьями, вместо того, чтобы быть в храме! Пусть отвечает сейчас за это!

— Помнишь этот день? Ты весь день проспал после гулянки.

— Не забыл этих людей? Они просили тебя помолиться о них, а ты не молился!

Во многих из этих грехов я покаялся, и Ангелы покрыли какую-то часть обвинений, но грехов еще оставалось очень много. Я по натуре человек не боящийся работы и не склонен к безделью, а тем более тунеядству. Но в жизни всякое бывает, и за мной, как кильватер за судном, тянулся длинный шлейф моих прегрешений. Мне был представлен каждый день и количество часов, которые я провел в нерадении. Я вдруг живо увидел один эпизод, когда целый день бесцельно просидел в кресле, глядя в никуда. То, что люди называют красивым и прогрессивным словом «депрессия», на самом деле элементарное уныние и строго осуждается на этом мытарстве. Бесы назвали точное количество литургий, на которых я дерзал приступать к причастию без должной подготовки. Они сказали сколько служб за свою жизнь я пропустил по нерадению или будучи занят какими-то посторонними делами. При этом один демон, по своему виду напоминавший смесь гиппопотама, носорога и орангутанга с огромным горбом, вышел и на церковнославянском процитировал 80 правило V Вселенского собора, повелевавшее отлучать от церковного общения лиц, пропускавших подряд три воскресных богослужения. При этом они назвали и число — сколько раз я уже должен был быть отлученным от Церкви.

— Он вообще не христианин, так как не принадлежит к Церкви! Что вы с ним возитесь? Отдайте его нам!

— Нет на это Божьего повеления.

— А на что есть? — взревел князь бесовский, — Спать и жрать — на это есть?!! Он вскочил с своего ложа и заревел:

— Мы здесь хозяева и нам решать! Он наш по справедливости!

Ангелы не стали утруждать себя напрасными объяснениями, и мы понеслись дальше. Спустя какое-то время я спросил Ангелов:

— Что они знают о справедливости, когда сами постоянно лгут и заражают других грехом?

— Они любят ссылаться на Божью справедливость, когда думают, что извлекут из этого выгоду для себя. Но забывают про Божие милосердие. Они знают, что по справедливости будут осуждены на вечные муки и полагают, что на этом основании имеют право требовать такого же суда и над людьми. Они слепы в своей неуемной злобе, и она окончательно погубит их.

Ангел как раз говорил мне о суде Божием, когда демоны с шестого мытарства воровства показались на нашем пути. Они сгрудились вокруг нас и начали перечислять то, что я когда-то своровал. Но Ангелы решительно отвергли все эти обвинения, так как во всем этом я покаялся, а во взрослом возрасте старался не повторять этого. Тогда демоны начали обвинять меня в косвенном воровстве, укрывательстве, одобрении чужого воровства. Они припомнили мне то, когда я присваивал себя чужие фразы и мысли, называл своим то, что пока или совсем не являлось моим. Они перечислили поштучно мой каждый безбилетный проезд, назвали номера поездов, трамваев, такси, автобусов и троллейбусов, в которых я не оплачивал проезд. Они смогли отыскать, что я брал некоторые вещи и инструмент с места своей работы и не возвращал обратно. Когда же Ангелы сказали, что я все это еще могу исправить, то страшилища подняли жуткий вой и крик, они жаловались на свой напрасный труд и непрерывно призывали меня к ответу. Напоследок они гневно сказали:

— Мы еще встретимся с тобой, и тогда тебе уже никто не поможет!

Эта угроза сильно напугала меня. Я с ужасом представил, что было бы, если бы это была действительная смерть? Кто бы тогда мне помог, кто бы загладил мои забытые грехи и дал бы мне еще один шанс? Стало невыносимо тягостно от этой мысли. Какое, наверно, разочарование испытывают души, когда прямо из гущи земной суеты похищаются смертью и поставляются на этот предварительный частный суд?

— Ты хочешь это знать? — спросил меня один из Ангелов в ответ на мои размышления.

И вдруг в этот момент я увидел тысячи и тысячи душ проходящих мытарства. Они были повсюду и на разных уровнях. Кто-то только начинал с первого, а кто-то находился гораздо выше нас. Некоторые ожидали своей очереди, а некоторых испытывали по несколько сразу. Я видел и чувствовал их страх и отчаяние. На перекошеные от ужаса лица было больно смотреть. Многие плакали и рыдали, оправдывались и молили о пощаде. Очень часто было слышно, как кто-то просил дать ему еще шанс, говорил, что он все осознал и понял и теперь будет жить правильно. Но часто это были напрасные мольбы. Я видел души, которые похищались с мытарств и уносились в царство боли и огня. Свирепые и неописуемо уродливые бесы визжали от радости и обрушивали на свои жертвы весь свой адский гнев. Сочетание изумления и страха, ненависти и ликования образовывали какой-то жуткий коктейль. Переживать состояние безысходной тоски о напрасно загубленном времени жизни и того, что ничего исправить уже нельзя, равносильно смерти, и моя душа совершенно изнемогла от этих переживаний.

Когда мы остались одни, я подумал:

— Как же это страшно! Почему никто на земле не знает про мытарства? — и услышал внутри ангельский ответ:

— Многие не знают. Другие знают, пренебрегают и забывают. Кто же истинно держится Церкви Христовой, тот постоянно держит в памяти день своей смерти. Благодари Бога за эту Его милость к тебе.

Вот показалось и седьмое мытарство. Здесь мне предъявили грехи сребролюбия и жадности.

— Он от рождения скупой!

— Он жадный! В детстве он никогда ни с кем не делился, — кричали бесы.
— У них одна цель в жизни — найти деньги. Деньги — вот ради чего они живут! Что вы на это скажете?

Проклятые твари привели мне на память всех нищих, которым я ничего не подáл. Напомнили мне все случаи, когда я поскупился или проявил жадность, когда я дарил кому-то конфеты за услуги, помогал перепродать какие-то предметы — телефоны, часы, перечислили все, что я насобирал и чем не пользовался, назвали вещи, которые я напокупал и не носил.

Ангелы выставили против этого мои дела милосердия, а также исповеди. А недостающее, сказали, мне прощено в таинстве Елеосвящения. Хотя демоны и не знали что возразить, но не переставали сыпать обвинения в мой адрес и скрежетать от злости зубами.

На восьмом мытарстве истязаются грехи лихоимства и всякого рода несправедливые приобретения. Хитрые бесы представили мне все случаи, когда я каким-либо коварством или силой завладевал чужими вещами, припомнили, когда вымогал деньги в школе, брал в долг с намерением не возвращать. На этом мытарстве мы не задержались. Чистосердечное покаяние загладило все мои грехи с этого мытарства, и мы прошли дальше.

На девятом мытарстве испытывается любая неправда. Здесь лукавые духи припомнили мне, когда я по ошибке верил клевете на кого-то и присоединялся к неправедному осуждению. Выставили против меня и другие мои неправедные деяния, вплоть до того, что в автосервисе я иногда не докачивал колеса до необходимой нормы или не выполнял каких-то других, на первый взгляд незаметных и незначительных манипуляций по обслуживанию автомобиля. И когда я и другим работникам советовал делать также говоря, что в этом нет ничего страшного.

— Он воровал у этих людей, обвешивал их! Что он на это скажет?

Ангелы покрыли эти и другие мои прегрешения добрыми делами, и мы под недовольный рев и крик прошли дальше.

Мытарство зависти, которое шло десятым по счету, мы минули довольно скоро. Я никогда не был завистливым, считал, что каждый живет в меру своих возможностей. А если у тебя нет того, что имеет твой сосед, значит нужно и усилий приложить столько же, сколько приложил этот сосед. А завидовать ничего не делая со своей стороны, не стремясь к цели, я считал глупостью. Счастье на деревьях не растет — за него бороться надо.
Уже вскоре мы прошли это мытарство и продолжили свой путь на небо.


Мы приблизились к одиннадцатому мытарству, которое называлось мытарством гордости. Наверно, не найдется человека, который был бы невиновен в этих грехах? Причем часто мы и не замечаем этого за собой. Я тоже многого не видел в своей жизни. Пристально глядя на меня злобные демоны начали забрасывать меня многими грехами, которые так или иначе были связаны с гордыней.

— Он постоянно гордился собой.

— Он тщеславился своими знаниями и умениями.

— Ты помнишь этого человека? Что ты ему ответил? Ты превознесся над ним и уничижил его!

— Не хвастался ли ты этим?

— Помнишь, ты считал его за неполноценного! Как ты его называл — неудачником! Для тебя все были неудачниками, кроме тебя самого!

— А как он относился к родителям — он не уважал их! Сегодня уходя, он даже с матерью не попрощался!

Я не мог поверить своим ушам! Вот ведь работяги! До чего же скрупулезная была проделана работа во имя погибели моей души! Прямо хоть лопаты им давай и вперед на Беломорканал. При их энтузиазме им хватит недели, чтобы его прорыть. Они представили мне все случаи моего неуважения и к покойному отцу, и, особенно, к матери: каждое слово, пренебрежение, ложь, крик или недобрый взгляд — были им известны. Они сказали сколько раз за свою жизнь я произнес самовосхвалительную фразу — "Сам себя не похвалишь, никто не похвалит" и представили еще множество случаев, когда я наедине увлекался самовосхвалением. Назвали одежду и обувь, которой я тщеславился в школе и за неимение которой уничижал других. Я увидел случай из далекого детства, когда мы с друзьями в шутку выставляли свои преимущества, соперничали своими достижениями, профессиями своих отцов или родственников.

— Мой папка хирург!

— А мой пожарник!

— А мой папка директор в фирме!

— А мой президент!

Я тогда сказал, что мой папка — Господь Бог и выиграл спор. Мы шутили и смеялись над этой игрой своего воображения. Чьи родители занимали более преимущественное положение, тот и выигрывал в той детской игре. А сейчас все было представлено совсем наоборот — кто выиграл тогда, тот проигрывал сейчас.

Какое-то время Ангелам пришлось оправдывать меня. Я опять воочию увидел чудотворную силу покаяния. Благодаря чистосердечному раскаянию и признанию своих ошибок, через что гордая душа смиряется, человек активно противоборствует страсти гордости. Так мы минули и это мытарство.

Продолжая свое восхождение, мы приблизились к мытарству гнева. Еще только подойдя сюда, я услышал, как демоны говорили друг другу: «Этот наш, давайте все его грехи». Помню, как один их Ангелов посмотрел на меня и сказал: «Молись». Я вспомнил про Иисусову молитву и стал молиться. Когда злобные демоны все приготовили, то сразу приступили к допросу. Их предводитель, восседавший на возвышенном месте, постоянно как лев рыкал на своих подчиненных:

— Еще давай, еще! Что стоите, болваны!

— Помнишь этот день — еще лежа на кровати ты начал его с гневного крика!

— Ты кинул эту вещь в сторону, выругался и ударил по стене.

— Ты раздражился на тапки, на зубную щетку, на телевизор, на диктора новостей, на свою мать, на самого себя!

— Ты гневно пнул камень, ты стукнул банкомат, выругался на водителя, потом на свои шнурки.

Казалось прошла целая вечность, пока они перечисляли грехи только одного дня моей жизни. Они вспомнили все мои гневные реплики, все мои действия, которые я творил в состоянии гнева, даже что я сказал будучи сам с собой наедине. Мне были представлены не только мои слова и дела, но и просто гневные взгляды, обиды, гневное молчание и гневные слезы. Они вспомнили все мои истерики и ссоры, раздражение и зложелательство. Бесы были настолько злобны, что во время моего допроса они рычали и зверели не только на меня, но и друг на друга. Князь на престоле рвал и метал, а они гневно огрызались на него, иногда били друг друга и вообще, создавалось впечатление, что они были самим воплощением неудержимой страсти гнева.

Наконец, этот кошмар закончился. Трудом неимоверной борьбы Ангелы смогли вытащить меня из того ада. Хотя я понимал, что я не прошел и это мытарство, Боже мой, да я еще ни одного мытарства не прошел! Мы удалялись от этого мытарства, а в ответ нам продолжали звучать гневные крики и угрозы. Потом злобный князь стал изливать свой неудержимый гнев на своих подчиненных:

— Никчемные лентяи! Вы ни на что не способны! Я доложу о вас нашему отцу, вот тогда вы получите за свое нерадение.

Те оправдывались, как могли, но не избежали побоев от вышестоящих.

— Какой лютый гнев, — думал я. Страшно представить что будет с душой, которая попадет в лапы к таким немилосердным тварям. Потому преподобный Серафим и говорил, что только благодать Божия сохраняет нас от их завистливой ярости. Иначе даже самый малый из них своим когтем уничтожил бы все человечество на земле.

На тринадцатом мытарстве злопомнения оказались не менее злобные мытари. Они припомнили мне все мое злорадство, все обиды, которые я не мог сразу простить, все мои угрозы кому-то и желание отомстить, а также мои попытки и намерения в этом направлении, процитировали мне мои же слова ропота и недовольства, в том числе из раннего детства, то, что я и не вспомнил бы уже никогда. Особенно они выделили мой ропот на Бога по поводу некоторых скорбей. Они напомнили мне то, что я когда-то строил кому-то козни или просто давал свой голос против кого-то, поддерживал осудительный разговор о ком-то, а также мое причащение без примирения с человеком, с которым я поссорился. Демоны показывали, как я смеялся над кем-то, кого постигла неудача, или простое падение на улице или авария на дороге. Я вдруг увидел день, когда мы с друзьями стояли на катке и смеялись над теми, кто не умел кататься на коньках.

Все же, с помощью Божией мы преодолели это мытарство. Но у меня остались некоторые прегрешения, которые мне еще предстояло исправить на земле.

Четырнадцатое мытарство — это мытарство убийства и всякого разбойничества. Злобные духи обступив нас стали кричать на меня и выставлять всё то, что так или иначе связано с грубостью и разбоем. Я не был виновен в убийстве, но грешил рукоприкладством и другой грубостью.

— Он бил людей, — вопили бесы, — помнишь этого? А этого помнишь — ты ударил его по лицу.

— Он бросил в него камнем, а этого стукнул палкой.

С огнем в мрачных, как сама адская пропасть глазах, они обвиняли меня в очень многих грехах. Мне привели на память и раннюю школу, и техникум, когда я принимал участие в избиении нескольких ребят. Припомнили мне, как я бил животных, мучил жуков, отрывал крылья мухам. Отверженные духи припомнили мне все сказанные мной оскорбительные слова и проклятия, все высказанные мной в шутку намерения убить кого-то, типа: убью или придушил бы, чтоб ты сдох и прочее подобное.

— Он убийца, он человека убил!, — вдруг в один голос заревели они.

— Нет, я не убивал, — почти шепотом сказал я. Но вдруг я ясно вспомнил один день, когда в разговоре со своей знакомой бросил, казалось бы праздную фразу. Она говорила мне тогда, что забеременела от кого-то и собирается делать аборт. А я не особо задумываясь над ее словами ответил:

— Ну а что тебе еще остается?

И сейчас, стоя на мытарстве убийства, я оказывался убийцей, так как не только не отговаривал ее от этого греха, но, напротив, одобрил это убийство, почему и причислялся к соучастникам.

— Убийца! Отдайте его нам!

— Наш, наш, он наш! — с кровавой пеной на своих звериных мордах ревело сборище сатанинское. Они крутились вокруг, прыгали и порывались выхватить меня из ангельских рук. Князь на престоле бесновался больше всех. Он ревел, словно умирающий в агонии минотавр. Я пришел в неописуемый ужас. Вспомнив о молитве, я принялся молиться и креститься. Это взбесило бесов еще больше.

— Что, решил покаяться! Слишком поздно для тебя! Ты погиб, слышишь, ты навеки наш!

Но когда они узнали, что мне еще предстоит вернуться и все исправить, то взревели, словно брошенные на раскаленную сковороду. Я все еще находился в панике, когда мы удалялись от неистовых бестий, но, в то же время, я радовался, что сподобился избежать их мести. Хотя, это опять было авансом.

Вскоре я услышал гул, который говорил о приближении к пятнадцатому мытарству, на котором разбирались грехи волхвования и прочего чародейства. Мерзкие существа со множеством конечностей и хвостов, с маленькими черными глазками, чешуйчатые и мохнатые — они производили жуткий свист и шипение. Завидев меня, они побежали к нам, извиваясь, словно аспиды, обступили со всех сторон и стали нападать с обвинениями. Хотя я и не занимался колдовством, но сколько же всего мне было вменено в вину. Эти звери вспомнили все случаи, когда я обращался к кому-то за гаданием, когда слушал и верил басням астрологов, изучал хиромантию, баловался йогой и гипнозом, пытался толковать сновидения, медитировал, играл в азартные игры. Они назвали по именам тех, с кем в течении своей жизни я играл в карты или кого соблазнил поиграть. Они обвинили меня в суевериях, которым я часто раболепствовал живя в теле. В один момент перед нами вдруг пробежала черная кошка с маленькими рожками. Она смотрела на меня и злобно хихикала.

Внезапно вперед выползло такое уродливое существо, что будь я на земле, меня бы тотчас стошнило.

— Ты помнишь этот день?

Перед своими глазами я увидел группу мальчиков и девочек, которые сидя в темноте что-то делали. Они произносили какие-то слова и держали в руках кусок материи или веревки. И вдруг среди них я узнал себя, еще совсем юного и вспомнил, как в тот день мы пытались вызывать гномов или какую-то другую нечисть.

— Ты думаешь у вас ничего не получилось? Нет, получилось — я услышал вас, пришел к вам и надолго поселился в том доме!

Я совсем забыл про этот случай. Кто бы мог подумать, что это детское баловство на самом деле оказалось черным магическим ритуалом, вызвавшим демона из мрака! Меня спасло только предстательство Ангелов и чьи-то молитвы. Я чувствовал, что кто-то помогает мне, невидимо укрепляет меня. Может быть это мама, а может быть Матерь Божия вспомнила о том, кто на земле так часто забывал о Ней.

Наконец, этот адский террариум остался позади.

— Какая мерзость, — сказал я, — как же они уродливы!

— Грех обезображивает все, с чем столкнется, — ответил мне Ангел. Ты бы поверил мне, если бы я сказал, что раньше они были также прекрасны, как и другие Ангелы Божии? Но все изменилось с приходом греха. И на земле ты можешь видеть в людях эту перемену. Все написано на лице человека. Грешники имеют мрачные лица, их присутствие невыносимо, отверзая свои уста, они повсюду сеют грех и смерть. У праведников же и лица прекрасны, и очи светлы. Они несут с собой мир и свет. Будь миротворцем, и Господь будет с тобой.

После приятной беседы с Ангелами, мне так не хотелось снова погружаться в новый кошмар, но впереди оставалось еще пять мытарств, избежать которых было невозможно.

И вот вновь повеяло жутким страхом. Впереди было мытарство блуда и любодеяния. При этой новости, я весь сжался в комок и только твердил: «Господи помилуй меня, пожалуйста помилуй!» Не случайно говорят, что представители этих мытарств хвалятся, что более других бесов пополняют человеческими душами адскую бездну. И оно не удивительно. Инстинкт продолжения рода естествен для нас и взял верх над человечеством еще на заре его существования. К тому же сейчас вся медиаиндустрия работает больше всего как раз на демонов блуда. А потому так плохи дела нашего брата на этом фронте.

Развернув свои рукописи, демоны блуда с горделивым и самоуверенным видом начали мою новую пытку. Было видно, что они вполне уверены в себе, и уже скоро я понял почему.

— Он виновен во многих грехах! Как вы сможете его оправдать?

— Ты помнишь их? Ты согрешил с обеими. А с этой ты грешил прямо в присутствии ее годовалого ребенка. Что скажешь на это?

— Ты помнишь этот вечер — что вы делали здесь? А эти пляски вспоминаешь? Здесь ты прикасался к этой и к этой, обнимал их и целовал.

— Помнишь эту поездку — ты смотрел на эту женщину, потом на эту, ты раздевал их глазами, грешил с ними в твоем сердце. Не про это ли написано в ваших книгах?!

— Помнишь эти заигрывания и бесстыдство?

— Ты целый час мечтал о блуде, а потом осквернился во сне.

— Помнишь эту девочку — ты хотел испортить ее, строил планы.

— Ты вел себя бесстыдно и должен ответить за это! Пусть отвечает!
Ангелы сказали, что все те грехи, которые они назвали, уже исповеданы мной.

— Как же, исповеданы! До сего дня он продолжал грешить, а в церкви не был уже целый месяц! Да и в храме думал о блуде.

— Он и сейчас не прочь вспомнить былое, не так ли?

При этом один демон преобразился в красивую обнаженную женщину и соблазнительно виляя бедрами прошел передо мной.

— Иди к нам, красавчик.

— Довольно!, — провозгласил один Ангел, — вы не имеете власти над ним!

Демон тотчас сбросил свою человеческую личину и проревел:

— Имеем! А кто, может вы имеете! Остались еще многие и тяжкие его грехи, что вы скажете о них!?

— Отдавайте его нам и не говорите нам, что мы не имеем власти!

— Это наша душа! Или отвечайте за его блуд или оставьте его нам!
Толпа ревела, словно жерло действующего вулкана. Они сгрудились вокруг нас и в каком-то садистском экстазе от предвкушения страданий новой жертвы выли и испепеляли меня своими кровожадными взглядами. Из-за общего рева можно было с трудом различить их слова. Они буквально хотели схватить нас и удержать, повелевая Ангелам отдать меня на их волю, как заслужившего наказание. Но Божии вестники властно приказали им отстать от них.

— Эта душа пойдет с нами, и Божие решение о ней не в вашу пользу!

Восходя дальше, мы еще долго слушали их вой и скрежет зубов. Все же, как ни крути, злостным демонам пришлось смириться с этим определением.

Через какое-то время мы приблизились к мытарству прелюбодеяния. Я никогда не был женат и не грешил с замужними. А потому незначительные попытки бесов уличить меня в каком-нибудь зле оказались безуспешными.
Далее шло мытарство противоестественных блудных грехов. Я никогда не испытывал подобной страсти. Тем не менее бесстыдные бесы представили несколько случаев из моей жизни, которые со стороны можно было трактовать по-разному, что они и попытались сделать в свою пользу. Но обмануть Ангелов было невозможно. Один из мрачных эфиопов принял на себя образ обнаженного мужчины, занимающегося постыдным делом и стал приглашать меня последовать его примеру. Потребовалось какое-то количество добрых дел, чтобы уйти с этого скверного места.

Вскоре нам на пути встретилось мытарство ересей и идолослужения. Здесь демоны попытались смутить меня некоторыми событиями из моей далекой жизни, когда еще до Церкви я недолго состоял в одной протестантской секте, ходил на их семинары и молился с ними. Но это заблуждение уже давно, сразу по приходу в Православную Церковь было мной исповедано, а потому теперь не имело силы. Бесы пытались обвинить меня в том, что я читал сектантские журналы, заходил из любопытства в языческие храмы, покупал когда-то обереги и амулеты, говорили, что я идолопоклонник и преклоняюсь перед телевизором. Но Ангелы без особого труда смогли меня оправдать. Демонам оставалось только нервно скулить от своего бессилия.

Наконец, мы достигли последнего двадцатого мытарства, которое носило название — немилосердия и жестокосердия. Мрачные и жестокие искусители подскочив к нам начали кричать и вопить, обвиняя меня в грехах немилосердия. Они припомнили все проявления моего каменносердечия, когда я пренебрег помощью кому-то, или цинично отзывался о человеке, когда я проявлял нечувствие и не сострадал боли ближнего, не молился о том, кто просил меня, отказывал в помощи, когда брезговал людьми, самоутверждался за счет кого-то. На этом мытарстве сводились к нулю все добродетели гневного и немилосердного человека. Такой уже в самом преддверии рая рисковал спуститься в преисподнюю.
Какое-то время Ангелам пришлось отвечать за мои неисповеданные грехи. Это было страшно. Если бы я умер навсегда, тогда даже не знаю что бы делал и говорил в свое оправдание.

Оставляя позади последнее мытарство, мы увидели врата Небесного Царства. Там было столько света и радости, что невозможно это передать. Я заметил многие светлые фигуры, стоящие во вратах, а также ходившие внутри. С любовью посмотрев на меня, один из сопровождавших меня Ангелов сказал:

— Ты видел страшные мытарства и пережил то, что ожидает каждую крещеную душу. По милости Божией ты должен вернуться назад и поведать об этом грешному миру.

Будучи прикован своим вниманием к неописуемой красоте небесных чертогов, я совершенно не хотел уходить оттуда.

— Я не хочу возвращаться! Позвольте мне остаться здесь! Я прошу вас!

— Ты знал, что должен будешь вернуться. Не забывай, ты не прошел бы эти мытарства и видишь красоту этого Божьего творения лишь по одной милости Божией. Ты должен рассказать все, что увидел здесь, чем поможешь многим душам избежать вечной смерти. А если пренебрежешь и утаишь это знание, данное тебе Богом, тогда их погибель будет на твоей совести и дашь за это ответ. Если же поведаешь людям, но они не поверят тебе или пренебрегут тобой, тогда нет на тебе вины, и ты свободен от их крови. Помни все сказанное здесь.

В этот момент все завертелось. Хрустальные врата и исполненный любви взгляд Ангела стремительно понеслись куда-то, оставшись лишь светлым воспоминанием в моей памяти, а я, словно падающая с неба звезда молниеносно спустился в свое тело. И тут только я вспомнил причину своей смерти. Боже мой, какая это была боль! У меня оказалось сломано восемнадцать костей, плюс множественные повреждения внутренних органов разных степеней, порезы и ссадины. Неужели я попал на двадцать первое мытарство, — думал я, — и мои адские страдания продолжаются? Оказалось, что после неудачных попыток меня реанимировать, врачи уже оставили всякую надежду. Потому упрятали меня в мешок, где я и очнулся. Было темно, невыносимо больно и трудно дышать. Какое-то время я пытался издать звук, но шум машины (мы еще ехали на скорой) заглушал мой слабый голос. Наконец, кто-то из медиков, видимо с музыкальным слухом, меня услышал.

Это был момент, черта в моей жизни, после которой начиналась моя новая жизнь. И я очень стараюсь, чтобы она была отличной от прежней. По благословению своего духовного отца я все же закончил учебу, благо оставалось всего несколько зачетов, и кресло в душном кабинете какого-нибудь банковского работника поменял на тихую монашескую келью. Моя мама не только одобрила мое решение, но и сама удалилась в один из женских монастырей. По завету моего Ангела хранителя я поведал миру свою историю. Она уже не раз издавалась различными изданиями как православными, так и светскими. Меня не раз приглашали на радио и теле передачи для диалога на тему жизни после смерти. Думаю, что с помощью Божией мне удалось пролить некоторый свет на эту сокровенную от человеческого взора область бытия, с которой все мы однажды неминуемо столкнемся, но о которой мало что знаем.

иеромонах Роман (Кропотов)


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 11 май, 19:21
+4 11

КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения

КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения


 

 

В этот день вспоминается крещение Иисуса Христа Иоанном Предтечей (Крестителем) в реке Иордан. К тому времени сошлись все пророчества о пришествии в мір Мессии и многие ждали Его. Иоанн Предтеча начал подготовительную проповедь крещения во оставление грехов: «Иоанн убо крести крещением покаяния, до во Грядущего по нем верят, сиречь во Христа Иисуса» (Деян. 19:4).

Иоанново Крещение имело смысл духовно очищающего омовения. «Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои» (Мф. 3:5-6). При этом Иоанн говорил: «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым» (Мф. 3:11). Поэтому, когда безгрешный Сын Божий в начале Своего подвига проповеди и постепенного восхождения на Крест пришел креститься, Иоанн стал удерживать Его, говоря: «Мне надобно креститься от Тебя». На что Иисус ответил: «Так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:14-15) – и принял крещение. Преподобный Иоанн Дамаскин говорил, что Господь крестился не потому, что Сам имел нужду в очищении, но чтобы, «водами погребсти человеческий грех», исполнить закон, открыть таинство Святой Троицы, освятить "водное естество" и, разумеется, подать нам образ и пример Крещения.

Греческое слово, переданное на славянский и затем русский языки словом "крещение", буквально означает "погружение" (как и в других европейских языках). Однако в русском языке при переводе Священного Писания свв. Кирилл и Мефодий избрали для этого слово с иным, символическим и многообязывающим корнем – "крест". Это должно нам постоянно напоминать об ответственности за свое крещение как приобщение к крестному подвигу Христа Искупителя человеческого греха.

Праздник Крещения Господня называется также Богоявлением – потому что при Крещении Господа была открыта великая тайна триипостасного единства Бога: міру явилась Пресвятая Троица (Мф. 3:13-17; Мр. 1:9-11; Лк. 3:21-22). Бог Отец свидетельствовал с небес о Сыне, Сын крестился в водах Иордана, и Дух Святой сошел на Сына в виде голубя. С древних времен этот праздник назывался днем Просвещения и праздником Светов, потому что Бог есть Свет и явился просветить «седящим в стране и сени смертней, свет возсия им» (Мф. 4:16) и спасти по благодати падший человеческий род.

Своим Крещением Христос положил начало крещению каждого человека во имя Пресвятой Троицы – Отца и Сына и Святого Духа: «Кто не родится от воды и духа, не может войти в Царстве Божие» (Ин. 3:5), - говорит Господь в Евангелии.  Принятие таинства Крещения является обязательным условием принадлежности верующих к Церкви. В первые века христианства принятие таинства крещения теми, кто проходил специальную подготовку - катехизацию, совершалось именно в праздник Крещения Господня. Крещение во имя Святой Троицы совершается троекратным погружением в воду – это не просто традиция, а важное напоминание о трехдневном погребении Христа перед Воскресением.

Каждый крещаемый повторяет путь Христа: умирает, чтобы затем воскреснуть. Умирает для греховной жизни и сатаны и воскресает, чтобы начать новую жизнь, жизнь с Богом. Все его естество при этом обновляется до самых своих оснований. Ему оставляются все его грехи, которые он совершил до Крещения, человек освобождается и от безысходной власти первородного греха. Таким образом, таинство крещения – не просто обряд, при нем совершается благодатное схождение Святаго Духа на крещаемого, подобно тому, как это как это произошло при Крещении Богочеловека.

- - - -
На фото: Крещение мальчика Глеба отцом Иоанном Савченко в подмосковной речке Нара в лагере "Витязей" летом 2005 г. Крестный отец – М.В. Назаров. Заснят момент сразу после третьего погружения мальчика во имя Святаго Духа. На снимках двух первых погружений светящийся шар над головой крещаемого отсутствует. Направление движения шара: с востока вниз под углом 45 градусов. (Фото Борислава Карандаева. Снимок сделан цифровой камерой, значит "засвечиванием пленки" этот свет объяснить невозможно.) В январе 2013 г. в откликах на эту статью один из читателей заметил: "Внизу снимка в левом нижнем углу тёмно серое размытое пятно. Если это не дефект фото, то можно предположить, что от крещаемого отходит бес.
- - - -

Условия, при которых может совершаться Крещение над каждым человеком – покаяние и вера. К Крещению можно приступить, лишь отказавшись от своих грехов и осудив их. Это  таинство понимается и как очищение от греха, и как взятие на себя креста дальнейшей борьбы с грехом: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9:23). Человек отрекается от сатаны, объявляя ему войну, и соединяется со Христом, становясь членом Церкви.

При крещении ребенка он становится членом Церкви по воле взрослых, которые за него отрекаются от сатаны (трижды плюют на него, повернувшись лицом к западу) и берут на себя ответственность за воспитание чада в Истине, ограждая от греха. При крещении взрослого человека это должно означать сознательную глубокую перемену в его жизни, начало ее настоящего содержания, отвержение всего предыдущего греха, лишение его влияния на новую жизнь через покаяние в нем. Покаяние есть первая новозаветная заповедь, вводящая во все прочие христианские добродетели. Иисус Христос призывал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное» (Мф. 4:17). Для приходящих от жидов (отец которых – сатана, – Ин. 8:44) с древности в Церкви был выработан особый чин крещения с особым покаянным отречением от жидовско-сатанинских пут.

Но если нет веры, нет покаяния, «если… душа не свергла с себя страстных нечистот, и жизнь после крещения сходна с жизнью до крещения, то… для таковых вода останется водою», - наставлял готовящихся к Крещению святой Григорий Нисский в IV веке. Об этом всегда предупреждали святые Отцы Церкви. Так же и иудей, принявший крещение, если он не забывает о гордыне своей национальной еврейской "богоизбранности", не отвергается жидовских обычаев, симпатизирует им, проявляет кровную солидарность с теми, кто кричал при распятии Сына Божия: «Кровь Его на нас и детях наших!» (Мф. 27:25) – видимо, и для такого "новообращенного" "вода осталась водою". Чтобы выйти из Таинства Крещения новым человеком, нужно стремиться стать новым. В напоминание о неразрывной связи крещения с покаянием накануне праздника Крещения Господня (Крещенский сочельник) установлен строгий пост.

В день праздника и в день Крещенского сочельника совершается Великое водоосвящение. С глубокой древности существует убеждение в освящении всей водной стихии на земле в ночь на 6/19 января по православному календарю, поскольку Крещение Христа освятило воды иорданские и через них всю водную стихию: "Пускай радуется вся земля, пускай веселится небо, пускай взыграет весь мір, реки пусть восплещут, источники и озера, бездны и моря пускай радуются все вместе" (из богослужения предпразднества Богоявления).

Воды Иордана в этот день, как было при крещении Христа, неожиданно текут вспять, как бы показывая происходящую перемену в природе - это одно из регулярно повторяющихся православных чудес. Как иорданские воды, символизирующие тяжесть греха, очистились прикосновением к телу Христову, телу безгрешному, всечистому, безсмертному, пронизанному и сияющему Божеством, телу Богочеловека, так и все воды на земле очищаются до глубин и вновь делаются первичными водами жизни, способными очищать и омывать грех, обновлять человека, приобщать его вечной жизни Царства Божия. Вот почему в церквях в этот праздник освящают воду; предписаны уставом крестные ходы на "источники водные".

Крещенская вода является великой святыней, которую благоговейно хранят дома в течение года. На протяжении года и более вода не портится, свежа, чиста и приятна, и это - чудо благодати Божией, в котором может убедиться каждый. Крещенская святая вода обладает огромной целительной силой при болезни, но действие ее зависит от веры человека. Святую воду употребляют в небольшом количестве, утром, строго натощак, с молитвой «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» для освящения души и тела. Крещенская вода отгоняет нечистых духов, и поэтому ей окропляют жилище, вещи и пищу с той же молитвой.

Подробное описание таинства Крещения.


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 19 янв, 16:59
+4 11

60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении

60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении

 
Царь Николай II
60 ФАКТОВ О ПОСЛЕДНЕМ РУССКОМ ИМПЕРАТОРЕ НИКОЛАЕ АЛЕКСАНДРОВИЧЕ И ЕГО ПРАВЛЕНИИ

1. Знал пять иностранных языков. Блестящее образование (высшее военное и высшее юридическое) соединялось у него с глубокой религиозностью и знанием духовной литературы. Отслужил в армии. Имел воинское звание полковника. Когда генералы и фельдмаршалы уговаривали его пожаловать себе хотя бы генеральское звание, он отвечал: «Вы, господа, о моём чине не безпокойтесь, вы о своей карьере думайте».

2. Был самым спортивным русским царем. С детства регулярно делал гимнастику, любил плавать на байдарке, совершал переходы по нескольку десятков километров, обожал скачки и сам участвовал в таких соревнованиях. Зимой с азартом играл в русский хоккей и бегал на коньках. Был прекрасным пловцом и заядлым бильярдистом. Увлекался теннисом.

3. Вещи и обувь в царской семье переходили от старших детей к младшим. Сам Государь был настолько скромен в личной жизни, что до последних дней носил свои “жениховские” костюмы.

4. Средства из Лондонского банка, примерно 4 миллиона рублей (представьте нынешний эквивалент!), оставшиеся там ему от отца, без остатка были потрачены на благотворительность.

5. Не было отклонено ни одно из ходатайств о помиловании, дошедших до Царя. За всё время его правления вынесено и исполнено меньше смертных приговоров, чем в СССР казнили в день, в плоть до самой смерти Сталина.

6. Количество заключённых гораздо меньше, чем в СССР или РФ. В 1908 г. на 100 000 чел. заключенных-56 чел, в 1940 г.-1214 чел, в 1949 г.-1537 чел, в 2011 году – 555 чел.

7. Число чиновников на 100 000 человек в 1913 году-163 чел. И уже спустя сто лет жизни без Царя, в 2010 году-1153 чел ( в 7 раз больше).

8. В Тобольске, в заключении Семья ни на день не оставалось праздной, Государь колол дрова, чистил снег, ухаживал за садом. Солдат, из крестьян, увидев всё это, сказал: “Да если бы дать ему кусок земли, он бы себе Россию своими руками обратно заработал!”.

9. Когда временщики готовили обвинение Царю в измене, кто-то предложил опубликовать личную переписку Николая Александровича и Государыни. На что получил ответ: “Нельзя, тогда народ признает их святыми!”.

10. В трагедии на Ходынке Царь не виноват. Когда он узнал об этом, тогда сразу же оказал погибшим и пострадавшим большую материальную и моральную помощь.

11. В 1905 году революционеры сами начали стрелять по войскам. И погибших было 130 человек, а не 5000, как говорил русофоб и богоборец Ленин. Даже тем кто в ответном огне оказался раненым, была оказана немедленная медицинская помощь, все пострадавшие были доставлены в больницу. А Царя в этот день вообще в городе не было. Когда он узнал об этом, оказал погибшим и пострадавшим большую материальную и моральную помощь. Из своих личных средств выплатил каждому пострадавшему компенсацию в 50.000 р. (огромные деньги на то время). В 1905-1907 годах, революцию удалось предотвратить благодаря твёрдой воли Государя.

12. Создал величайшую по силе, мощи и процветанию Империю, которой не было равных ни до, ни после него.

13. Православная Российская Церковь была мощнейшей церковью в мире. Только к 1913 году в РИ насчитывалось 67 тыс. церквей и 1 тыс. монастырей, раскинувшихся абсолютно по всей территории РИ. Русская Церковь обладала огромным влиянием на Святой Земле, покровительствовала православным христианам не только в Европе, но и в Азии, и даже в Африке.

14. За 20 лет его правления население России увеличилось на 62 млн. человек.

15. Проверил новую систему снаряжения пехоты, лично, при марше в 40 верст. Никому, кроме министра двора и дворцового коменданта, об этом не сказал.

16. Сократил службу в армии – до 2 лет, во флоте – до 5 лет.

17. Во время первой ВОВ (Первая мировая), постоянно выезжал на фронт да еще и часто вместе с сыном. Тем самым показал насколько сильно любит свой народ, что не боится умереть за него и землю Русскую. Показал, что ни капли не боится смерти, и чего либо другого. А после, еще и в тяжелейшее для русской армии время, Царь принял на себя Верховное командование войсками. Пока Государь возглавлял войска, неприятелю не было отдано ни пяди земли. Войска Николая не пустили войска Вильгельма дальше Галиции – Западной Малороссии (Украины) и Западной Белоруссии, и военные историки считают, что не будь внутренней смуты (революции) – до победы России оставался один шаг. К пленным относились, как к страдальцам. Им сохранялись чины, награды, денежные довольствия. Срок прибывания в плену засчитывался в стаж службы. Из 2мл. 417 тыс. пленных за всю войну, умерло не более 5 %.

18. Доля мобилизованных в России была наименьшей — всего лишь 39 % от всех мужчин в возрасте 15-49 лет, тогда как в Германии — 81 %, в Австро-Венгрии — 74 %, во Франции — 79 %, Англии — 50 %, Италии — 72 %. При этом на каждую тысячу всех жителей, Россия потеряла 11 человек, Германия — 31, Австрия — 18, Франция — 34, Англия — 16. Так же, Россия едва ли не единственная не испытывала проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 года в России и присниться бы никому не мог.

19. ГКЗ Банк выдавал крестьянам большие ссуды, к 1914 году на правах собственности и аренды крестьянам принадлежало 100% пахотных земель в азиатской России, Сибири и 90% в европейской части страны. В Сибири были устроены казенные склады сельхоз оборудования, снабжавшие население земледельческими машинами.

20. Сумма налогов на одного человека в 1913 году, в России была в 2 раза меньше, чем во Франции и Германии и более чем в 4 раза ниже, чем в Англии. Население стабильно и быстро богатело. Заработки русских рабочих, выше заработков европейских, уступая (в мире) только заработкам американским.

21. С июня 1903 года предпринимателей обязали выплачивать пособие и пенсию потерпевшему рабочему или его семье в размере 50-66 процентов содержания потерпевшего. В 1906 году в стране создаются рабочие профсоюзы. Законом от 23 июня 1912 года в России вводилось обязательное страхование рабочих от болезней и от несчастных случаев.

22. Закон о социальном страховании был принят прежде всех европейских государств и США.

23. Самое совершенное в мире рабочее законодательство. «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может». Президент США Уильям Тафт.

24. Цены на все, одни из самых низких в мире, наряду с налогами.

25. Увеличение объёма бюджета более чем в 3 раза.

26. Рубль, благодаря денежной реформе 1897 года стал обеспечиваться золотом. «Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II». С. Ю. Витте

27. В 1908 году было введено обязательное начальное образование. К 1916 году, грамотных в Империи не менее 85 %. Накануне войны уже более ста вузов со 150 000 студентов. По общему их количеству РИ занимала 3-е место в мире, разделяя его с Великобританией. Финансирование образования выросло за 20 лет с 25 млн. рублей до 161 млн. рублей. И это без учета земских школ, расходы на которых выросли с 70 млн. в 1894 году до 300 млн. в 1913 году. Всего бюджет народного просвещения вырос на 628%. Число учащихся в средних учебных заведениях выросло с 224 тысяч человек до 700 тысяч человек. Количество студентов за 20 лет удвоилось, количество школьников выросло с 3-х миллионов до 6-ти миллионов человек. К 1913 году в стране было 130 тысяч школ. Перед революцией проведен закон о полной безплатности образования, причем не только обучения, но и жизни во время обучения. Семинарию оканчивали за казенный счет — в этот казенный счет входило все содержание и питание учащихся.

28. В 1898 году вводится безплатная медицинская помощь. Для того, чтобы ее получить достаточно было быть просто гражданином Империи. Этого человека никто бы, как сейчас не выгнал на улицу и ему бы так же, после тщательного осмотра, подробдно было бы рассказано, что и как нужно делать для лечения. «Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины, так как осуществляла безплатную медицинскую помощь, открытую каждому, и имела еще и глубокое воспитательное значение» Швейцарец Ф. Эрисман. По количеству врачей Россия находится на 2-ом месте в Европе и на 3-е в мире.

29. Невиданными темпами по всей Империи строятся: детские сады, приюты, родильные дома, ночлежки для бездомных.

30. При Николае II русский национализм был самой мощной силой в легальной политике, жестко отстаивая русские интересы везде, где мы соприкасались с недругами. Было множество организаций, некоторых партий и всякого рода патриотических движений, от Союза Русского Народа и Всероссийского Национального Союза до местных организаций, широкой сетью покрывавших всю страну. Куда русский человек мог прийти и рассказать о своей беде, попросить о помощи если кто-то обижает.

31. Быстро росла промышленность. С 1890 года по 1913 год ВВП вырос в 4 раза. Добыча каменного угля выросла в 5 раз за 20 лет, выплавка чугуна за это же время возросла в 4 раза. Добыча меди и марганца в 5 раз. Инвестиции в основной капитал машиностроительных заводов с 1911 по 1914 год возросли на 80%. За 20 лет удвоилось протяженность железных дорог и телеграфных сетей. За это же время удвоил свой тоннаж и без того самый большой в мире речной торговый флот. Быстро шел рост механизации промышленности. В 1901 году в США добыто 9 миллионов 920 тысяч тонн, а в России 12 миллионов 120 тысяч тонн нефти. в период с 1908 по 1913 год рост производительности труда в промышленности опередил по соответствующим показателям США, Англию и Германию, долгое время считавшиеся индустриальными гигантами. Результатом деятельности Царя стала удивительная экономическая устойчивостьВ период мирового экономического кризиса 1911-1912 годов, Россия, наоборот, оказалась на подъеме.

32. Сырую нефть при Царе вывозить заграницу было нельзя, а вырученные средства шли на развитие отечественной промышленности.

33. В 1914 году по просьбе США, Царская Россия направила к американцам около 2000 русских инженеров для создания тяжелой военной промышленности.

34. Темпы роста национального дохода – 1-ое место в миреТемпы роста производительности труда – 1-ое место в мире. Уровень концентрации производства – 1-ое место в мире. Крупнейший в мире экспортер продукции текстильной промышленности. Один из крупнейших в мире производителей продукции цветной и черной металлургии. Один из крупнейших в мире производителей продукции машиностроения. Одна из крупнейших в мире стран по объему добычи угля.

35. Крупнейший в мире экспортер зерновых культур, льна, яиц, молока, масла, мяса, сахара и пр. Урожаи зерновых на 1/3 больше урожаев Аргентины, США и Канады вместе взятых.

36. Рост производства зерна в 2 раза. Урожайность увеличилась более чем в 1,5 раза.

37. Поголовье крупного рогатого скота выросло на 60%. 1-ое место в мире по количеству лошадей, крс, овец, и одно из первых по количеству коз и свиней.

38. Зачастую без единого выстрела присоединились, либо стали протекторатами следующие территории: Северная Манчжурия, Тяньцзин, Северный Иран, Урянхайский край, Галиция, Львовская, Перемышльская, Тернопольская и Черновицкая губернии, Западная Армения. Идет масштабное и быстрое освоение Сибири, Казахстана и Дальнего Востока.

39. Государь стоял вне и выше интересов отдельных групп и слоев населения. Экономические реформы, как и алкогольная, проводились лично Царем. Иногда и наперекор думе. Автором всех преобразований был Николай Александрович, вопреки всем бытующим мифам об обратном.

40. Свобода прессы, свобода слова; свободы столько, сколько не было ни до, ни после его правления.

41. Объем золотого запаса – крупнейший в мире; русский золотой рубль – самая твердая валюта в мире, даже по сей день.

42. Одни из самых высоких в мире темпы строительства железных дорог (СССР так к ним и не приблизился).

43. Одна из сильнейших армий в мире, которая, к тому же, быстро развивается. Лучшие в мире винтовки Мосина, одни из лучших в мире пулеметы «Максим» 1910 – го, доработанные Российской Империей; и одни из лучших в мире полевые орудия калибра 76 мм.

44. Русский военно-воздушный флот зародившийся только в 1910 году, имел уже 263 самолета и являлся самым большим авиационным флотом в мире. К осени 1917, количество самолетов возросло до 700
.
45. К 1917 ВМФ один из сильнейших в мире. Лучшие в мире эсминцы и одни из лучших в мире линкоры, лучшие в мире мины и тактика минных постановок.

46. Построена Великая Сибирская магистраль.

47. Гаагский Международный суд — это детище Николая II.

48. Потребление алкоголя на душу населения, одно из самых низких в мире, в Европе пили меньше только в Норвегии.

49. Число психически больных на 100 000 человек в 1913 году составляло – 187 чел. И уже спустя сто лет жизни без Царя, в 2010 году – 5598 чел.

50. Число самоубийств на 100 000 человек в 1912 году-4,4. И спустя сто лет жизни без Царя, в 2009 году-

51. Нет никаких проблем с инфляцией и безработицей, поскольку и та, и та практически полностью отсутствуют.

52. Уровень преступности ниже, чем в США и странах Западной Европы. На состоявшемся в 1913 году, в Швейцарии, на международном съезде криминалистов, русская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений.

53. Невиданный расцвет русской культуры. Такого мощного, головокружительного взлёта русской живописи, русского архитектурного зодчества, русской литературы и русской музыки не знала ни одна страна. Известный французский писатель и литературный критик Поль Валери назвал русскую культуру начала ХХ века «одним из чудес света».

54. Расцвет русской философии и науки.

55. Изобретены впервые в мире: безпроводной телеграф, вертолет и бомбардировщик, телевизор и телевещание, самолет и штурмовик, первая кинохроника, трамвай, гидроэлектростанция, электроплуг, подводная лодка, ранцевый парашют, радио, электроннолучевая трубка, электронный микроскоп, автомат, порошковый огнетушитель, астрономические часы, электромагнитный сейсмограф и основана наука-сейсмология, электромобиль, электрический омнибус, электрическая подвесная дорога, подводный минный заградитель, гидросамолет, корабль способный преодолевать арктические льды, одни из первых нашли способ делать цветные фотографии и первые в мире научились делать их высокого качества.

56. Впервые в России изобретен: автомобиль, мотоцикл, двухэтажный вагон, дирижабль.

57. Автомобильная промышленность была на уровне немецкой, авиационная – на уровне американской, одни из лучших в мире паровозы. Серия автомобилей Руссо-Балт, выпускавшаяся с 1909 года, была на мировом уровне, как по дизайну, так и по эксплуатационным качествам. Отличались прочностью и надежностью, свидетельством чему служили их успехи в ралли и дальних пробегах, в частности, на международных ралли Монте-Карло и Сан-Себастьян.

58. Двое из пяти основателей Голливуда прибыли из России. Знаменитый аромат «Chanel № 5» придумала не Коко Шанель, а русский парфюмер-эмигрант Веригин. Двигатели для фирмы «Даймлер» разработал русский инженер Борис Луцкой. Гоночный Mercedes 120PS (1906 г.) оснащался рядным шестицилиндровым двигателем, так же изобретенным Луцким.

59. Все это было сделано и достигнуто без: террора, раскулачивания (разграбления) крестьян, лагерей с рабами, десятков миллионов уничтоженных русских людей.

60. От престола отрекся не Царь, а народ и т.н. элита отреклись от Царя и Бога. Было совершено колоссальное предательство всех и вся. Как он сам писал: «Кругом измена и трусость, и обман!».

В итоге, ритуально убит вместе с семьей


Не оставив Родины. Хотя мог легко уехать за границу и жить припеваючи.
Заговорщиками составлен поддельный манифест, якобы его отречения, который является полнейшей фальшивкой. В архивах РФ нет ни одного документа подтверждающего правоту мифа об отречении. Есть напечатанная бумажка, подписанная карандашом, составленная непонятно как. Нет ни одного другого документа, который бы Николай подписывал карандашом. Так же исследован почерк, который абсолютно не соответствует почерку Государя. Еще слишком много других неурядиц.

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 24 дек 16, 18:32
+3 6

ВТОРОЙ КУБАНСКИЙ ПОХОД


 

Кубанский поход продолжался, Добровольческая армия неудержимо шла вперед, освобождая казачьи станицы от красных одну за другой. В середине июля бои шли в непосредственной близости от Екатеринодара — 14 числа дроздовцы при поддержке частей 1-й дивизии после упорного боя захватывают станцию Динская, несколько сотен пленных и богатые трофеи. Казалось, победоносное окончание Второго Кубанского похода близко. Однако уже на следующий день начали приходить тревожные вести. Крупные силы большевиков — до 25 тысяч штыков и сабель под началом местного уроженца Ивана Сорокина, ветерана боев на Кавказском фронте, обошли авангард белых и прорвались к станице Кореневской. Над дроздовцами нависла угроза окружения. Попытка Казановича и Дроздовского контратаковать увенчалась полной неудачей — бойцы Добровольческой армии откатились к Динской, отброшенные пулеметным огнем. Не помогло и мужество самого Михаила Гордеевича, шедшего в атаку на позиции противника в полный рост. На ночном совещании обсуждение дальнейших перспектив отрезанной группировки вылилось в яростный спор. Михаил Гордеевич, всегда стремившийся сберечь своих людей, настаивал на отступлении, однако Казанович, номинальный командующий сводных сил 1-й и 3-й дивизий, настоял на повторной атаке. Когда утром 17 июля марковцы и дроздовцы вновь двинулись вперёд, казалось, что повторится история вчерашнего дня. Большевики на удивление стойко оборонялись, а их огромное численное превосходство лишало белых шансов на успех. Более того, отбросив противника, Сорокин повел своих людей в контратаку. В этой, казалось, безнадежной для белых ситуации спасение пришло неожиданно. Натиск красных начал внезапно слабеть, а вскоре они и вовсе отступили, попав под удар 2-го Офицерского конного полка. Как выяснилось позже, это Деникин вовремя определил время и направление удара и бросил в атаку все резервы, стоявшие в Тихорецкой. Потери деморализованных ударом с двух сторон большевиков могли бы быть еще больше, если бы Дроздовский сумел организовать преследование противника силами своей пехоты. Он, однако, не стал этого делать, сославшись на общую усталость и большие потери подразделения — до трети «дроздов» погибли или были ранены. В числе последних оказался и Туркул — пуля попала ему в ногу и раздробила кость.

 


Пропагандистские плакаты белых и красных

 

Отправив 1-ю дивизию преследовать рассеянные силы большевиков, Деникин оставил дроздовцев защищать Кореневскую. Уже 19-го числа Сорокин сумел собрать свои разбитые части и вновь атаковал позиции белых, вынудив их после упорного боя отойти на 30 верст к станице Бейсугской. Здесь до Дроздовского доходит приказ командования, обязывающий его несмотря на потери и усталость бойцов начать контрнаступление на Кореневскую, прикрыв тем самым позиции дивизии Казановича. Михаил Гордеевич начал движение в сторону станции, но так до нее и не дошел, остановленный сведениями разведки о скоплении в Кореневской огромных сил красных. Почти неделю Дроздовский ведет себя крайне пассивно, пока 25 июля не начинает ускоренный марш, заходя в тыл расположенной в Журавках группировке красных. Эта пассивность и фактическое невыполнение приказа Деникина вряд ли добавили Михаилу Гордеевичу поклонников в штабе Добровольческой армии. По всей видимости, Дроздовский осознанно не пошел на помощь 1-й дивизии, движимый, с одной стороны, желанием сохранить жизни своих людей, а с другой, обидой на Казановича, вынудившего амбициозного командующего дивизией подчиняться своим приказам.

Между тем атака дроздовцев оказалась успешной. Несмотря на неразбериху в ходе наступления, в результате которой марковцы попали под огонь бойцов 3-й дивизии, группировка красных под Журавкой была окружена и полностью разгромлена. Сорокин, ставший к тому времени командующим всеми силами Красной Армии на Северном Кавказе, отступал, а дорога на Екатеринодар оказалась открыта. К концу месяца войска Добровольческой армии охватывают город с севера и востока, с тяжелыми боями захватив Усть-Лабинскую, Кирпильскую и Воронежскую станицы. К 1 августа наступает завершающая фаза операции — бои в пригородах Екатеринодара и самом городе. На дроздовцев возложена задача по захвату пригородной станицы Пашковской, и с этим подчиненные Михаила Гордеевича прекрасно справились, лобовой атакой при поддержке кубанцев пробив оборонительные рубежи красных и обратив тех в беспорядочное бегство. Первой в сам город прорвалась конница генерала Ивана Георгиевича Эрдели, а вошедшая следом пехота вступила в ожесточенные уличные бои. К вечеру 3 августа столица Кубани была полностью освобождена от большевиков, Второй Кубанский поход завершился триумфом. Увы, для Дроздовского и других генералов Добровольческой армии победный марш по улицам Екатеринодара был лишь кратким мигом отдохновения.

 

Хотя поход на Екатеринодар и удался, а дроздовцы сыграли в освобождении города очень важную роль, отчуждение между Дроздовским и некоторыми штабистами Добровольческой армии нарастало. Многих не устраивало поведение Дроздовского в ходе боев за Кореневскую, а сам Михаил Гордеевич в разговорах с подчиненными прямо обвинял генерала Романовского в желании уничтожить состоящую из монархистов дивизию, бросая дроздовцев на самых опасных участках под пули красных.

БОИ ЗА АРМАВИР

Август и начало сентября дроздовцы провели в боях в окрестностях Армавира. Этот эпизод завершился захватом города и полным уничтожением окруженной в нем группировки Сорокина. Однако спустя всего лишь неделю к Армавиру подходят огромные силы Таманской Красной армии. В лице таманцев белые встретили достойного противника. Совершив марш-бросок от Туапсе, таманцы соединяются с остатками сорокинских частей и штурмуют Армавир. Начиняются бои за город, в которых силы 3-й дивизии неумолимо тают. Оказавшись перед угрозой полной гибели своих частей, Дроздовский отдает приказ об отступлении. В ночь на 13 сентября дроздовцы переправляются через Кубань, закрепившись на подступах к станице Прочноокпской. Деникин быстро осознал масштабы возникнувшей угрозы, перебросив на помощь Михаилу Гордеевичу полторы тысячи марковцев под началом полковника Тимановского. Однако попытка выбить красных из города привела лишь к серьезным потерям. К этому моменту за два месяца беспрерывных боев 3-я пехотная дивизия уже потеряла до 75% личного состава, почти не получая пополнений. Неудачной была и попытка Дроздовского нанести удар по нависавшей с фланга михайловской группировке противника — сказывалась как полное превосходство красных в числе, так и нехватка артиллерии. Более того, здесь Дроздовский вновь проявил своеволие при выполнении приказа командующего. Сам Деникин позже писал:

«Я был 16-го в отряде Дроздовского. Он считал бесцельным дальнейшее наступление на Армавир, пока не будет разбита Михайловская группа… Согласившись с ним, я оставил на армавирском направлении слабый заслон полковника Тимановского и в тот же день двинул Дроздовского с главными силами против Михайловской, дав ему задачу — нанести быстрый и внезапный удар с востока во фланг и тыл Михайловской группе и совместно с конницей Врангеля разбить ее. Дроздовский вышел только к вечеру 17-го на фронт Врангеля и принял иное решение: ночью произвести смену 1-й конной дивизии на ее позиции и с 7 часов утра 18-го атаковать с востока в тыл Михайловской. Атака Дроздовского не имела успеха; части его понесли тяжелые потери и к вечеру отошли к Петропавловской».

Результатом стал выговор командующему 3-й дивизии. О возникнувшем конфликте говорит и содержание рапорта Дроздовского Деникину, в котором Михаил Гордеевич высказал свое возмущение выговором. Рапорт, однако, до командующего не дошел, он попал к Романовскому, а тот оправил бумагу обратно. Судя по всему, Деникин, с одной стороны, был крайне раздражен своеволием Дроздовского, но с другой — осознавал невозможность замены популярного и любимого подчиненными командира дивизии в разгар боев. В конце концов он наказывает Дроздовского, сняв его с самого ответственного участка в непосредственной близости от Армавира и заменив дроздовцев силами 1-й дивизии. Казанович, впрочем, не сумел превзойти Дроздовского, и при штурме тоже потерпел фиаско. Сами «дрозды» в начале октября заменили силы Боровского, выбитого большевиками из Невинномысской. К этому моменту по всему фронту развернулась позиционная борьба — обе стороны были слишком измотаны и обескровлены для решительного наступления. Судьба Армавира теперь решалась в локальных столкновениях, и здесь чаша весов потихоньку склонялась в пользу белых.

 


Бои на Южном фронте в конце 1918 г.

 

В середине октября ситуация по-прежнему висела на волоске — дроздовцам пришлось оставить защищаемый ими Ставрополь и в сопровождении толп беженцев отступить к станице Рождественской. В эти мрачные дни позиции 3-й дивизии навестил сам Деникин:

«18 октября в одной из хат станицы Рождественской собралось офицерство 3-й, отчасти 2-й дивизий; я ожидал, что после перенесенных безмерно тяжелых боев и ставропольской неудачи увижу хоть тень моральной усталости и разочарования… И был глубоко обрадован их настроением. Они жадно ловили всякий намек на улучшение общего положения и интересовались только тем, что облегчало нам дальнейшее ведение борьбы. Я видел части — сильно поределые, истомленные, полуобмерзшие, в обтрепанный легкой одежде — зимняя стужа наступила в этом году рано — и тем не менее готовые к новым боям. Я мог порадовать их последними сведениями о европейских событиях, о падении Германии, торжестве союзников и об открывающихся перспективах. Помогут ли нам союзники войсками — не знаю, но материальную частью — несомненно и в широком масштабе. Это, впрочем, дело будущего…».

Вскоре дроздовцев ждала еще одна радостная весть — Кубанская дивизия Покровского разметала красных и освободила Невинномысск. Покровский успел отличиться еще ранее, приказав расстрелять в Майкопе всех взятых в плен красноармейцев. Хаос в тылах противника позволил Дроздовскому пробиться к предместьям Ставрополя и связать позиционными боями расположившиеся в городе силы большевиков. Тем временем город был охвачен с юга и запада войсками Врангеля, Покровского и Казановича. А 31 октября 1918 года красные, стремясь прорваться из города, всеми силами обрушились на обескровленные части 2-й и 3-й дивизий, вынудив добровольцев отступать. Дроздовский, как всегда в подобные критические моменты, вскочил на коня и повел своих людей в контратаку у стен Иоанно-Мартинского монастыря. В этот момент пуля ударила командира 3-й дивизии в ступню. Раненого Михаила Гордеевича подчиненные стащили с коня и на тачанке отправили в тыл. Большевики сумели уйти из Ставрополя. В дальнейшем освобождение этого города станет поворотной точкой, с которой начнется очищение Кубани и Северного Кавказа от красных.

 

СМЕРТЬ И БЕССМЕРТИЕ

Поначалу никто не воспринял всерьез это ранение, выглядевшее, по словам очевидца случившегося капитана Тер-Азарьева, «скорее царапиной». Однако все оказалось гораздо мрачнее. В екатеринодарском госпитале, куда Дроздовского доставили после перевязки, Михаил Гордеевич перенес восемь операций. Безрезультатно. Началась гангрена. Здесь же, в Екатеринодаре, Дроздовский успел заслушать приказ о присвоении ему генеральского чина. В декабре мучимый жестокими болями Михаил Гордеевич попросил перевезти его в Ростов-на-Дону, в клинику к своему хорошему знакомому — профессору Напалкову. Здесь, в Ростове, носилки с раненым Дроздовским встречали толпы горожан, в памяти которых еще были свежи события пасхального боя. Здесь же, на вокзале, Дроздовского застал еще не оправившийся от ранения и передвигавшийся с помощью костыля Туркул:

«Дроздовского привезли в синем вагоне кубанского атамана. Я вошел в купе и не узнал Михаила Гордеевича. На койке полулежал скелет — так он исхудал и пожелтел. Его голова была коротко острижена, и потому, что запали щеки и заострился нос, вокруг его рта и ввалившихся глаз показалось теперь что-то горестное, орлиное. Я наклонился над ним. Он едва улыбнулся, приподнял исхудавшую руку. Он узнал меня. — Боли, — прошептал он. — Только не в двери. Заденут… У меня нестерпимые боли».

В клинике Напалкова была немедленно произведена ампутация пораженной гангреной ноги. Тщетно. Утром 1 января нового 1919 года на позиции 3-й дивизии из Ростова приходит телеграмма о смерти командира.

Нелепая, и оттого еще более трагическая смерть Михаила Гордеевича вызвала массу пересудов как в рядах дроздовцев, так и в других частях Добровольческой армии. Ответственным за гибель называли главного недруга Михаила Гордеевича — генерала Романовского, а исполнителем злого умысла — лечащего врача Плоткина. Увы, Дроздовский стал лишь одной из многих санитарных потерь для обеих сторон. Тысячи бойцов по обе стороны фронта умерли в ужасных муках на пропитанных кровью больничных койках — от нехватки банальных антисептиков.

Командование воздало умершему должные почести. Спустя две недели после смерти Михаила Гордеевича 3-я пехотная дивизия Добровольческой армии была переименована в 3-ю генерала Дроздовского пехотную дивизию. Началась ожидаемая чехарда с командующими — на этом посту сменились генералы Асташов и Май-Маевский, и в конце концов должность закрепилась за старым соратником Дроздовского, участником похода Яссы-Дон, генерал-майором Владимиром Константиновичем Витковским.

 

Тело Михаила Гордеевича было погребено в Екатеринодаре, откуда позже, перед лицом наступающих красных, офицеры полка вывезут его в Новороссийск. Но и этот город не станет последним пристанищем для праха павшего русского офицера. По приказу Туркула гроб с телом командира 3-й дивизии вывезут в Севастополь. По иронии судьбы, останки Дроздовского найдут покой в Крыму, где десятилетиями раньше проливал кровь отец Михаила Гордеевича, защищавший полуостров от англичан и французов.

ДОНБАСС

Зиму 1918–1919 годов дроздовцы провели в боях на Донбассе. Тут и там мелькают знакомые названия — Дебальцево, Волноваха, Горловка. Со стратегической точки зрения бои в Каменноугольном бассейне преследовали прежде всего цель облегчить положение донских казаков, совершенно деморализованных большими потерями и неудачами в борьбе с большевиками. Для коммунистов эта борьба также имела огромную важность — Троцкий в своих директивах из Москвы призывал красных командиров вести «пролетариат в борьбу за советский уголь». Здесь, на основном направлении удара, командование Добровольческой армии собрало лучшие силы — Дроздовский, Корниловский и Марковский полки, самурцы. Прибыл и неизменный бронеавтомобильный отряд капитана Нилова в составе «Верного», «Добровольца» и «Кубанца». Перед Май-Маевским стояла сложнейшая задача — удержать значительно превосходящие войска красных. Одновременно белым приходилось вести борьбу с ватагами махновцев, совершенно распоясавшихся после ухода немцев и падения власти гетмана Скоропадского.

Единственным способом нивелировать многократное численное превосходство неприятеля было использование мобильности и маневренности «цветных» частей, их высокий воинский дух и дисциплина. Красные наступали по линиям железных дорог, при поддержке бронепоездов, и в эти ключевые точки перебрасывались пехотные части белых для ликвидации очередного прорыва. Неоценимую помощь пехоте здесь оказывала немногочисленная артиллерия.

Вот так описывал быт артиллеристов боец 7-й артиллерийской бригады, дроздовец Дмитрий Федорович Пронин:

«Солдаты 3-ей легко-гаубичной батареи (позже переименованной в Дроздовскую) жили в теплушках уже несколько месяцев. Компания собралась довольно разношерстная. Юнкер Сергиевского артиллерийского училища, два кадета, два студента — один из Петербурга, другой из Харькова, два пленных красноармейца — из мобилизованных большевиками пермяков, взятые в плен в январских боях, два ставропольских хуторянина из иногородних и два кубанских казака. Всех объединяла ненависть к коммунизму… Теплушка сделалась домом. Посреди чугунная печка, с боков нары, где помещались люди. На печке чай, над ней же сушили портянки, промокшую одежду и обувь. На позицию состав подавали обыкновенно еще затемно с таким расчетом, чтобы разгрузку можно было произвести до рассвета и не лопасть под артиллерийский обстрел во время выгрузки лошадей и скатывания орудий с платформ. Самая разгрузка обычно происходила в поле без рампы. Ставились рельсы, на них накладывались дощатые щиты, по ним выводили коней. Те же рельсы приставлялись к платформам и номера скатывали по ним на лямках орудия и зарядные ящики. Дошли до такой виртуозности, что разгрузка и погрузка происходили очень быстро. Грузились в эшелон вечером, когда наступала темнота. Как убитые, валились на нары и просыпались уже на узловой станции, где получали фураж для коней, снаряды и обед. Перевезенные ночью на другое направление, опять перед рассветом разгружались… И так изо дня в день. Да и бои были какие-то монотонные. Всё так же с севера густым частоколом черных линий шли большевистские цепи. Из складки местности, закрытой посадкой, показывался дымок притаившегося бронепоезда и начинался артиллерийский обстрел…»

Так проходила для дроздовцев и других русских добровольцев эта зима — в промерзлых теплушках, в бесконечной тряске, снова и снова под пули большевиков. В этой борьбе силы 3-й дивизии таяли, как в осенних боях за Армавир и Ставрополь. Люди умирали не только от пуль, осколков снарядов и шашек, но и от морозов и сыпного типа, без разбора косившего всех — белых, красных и пытавшихся остаться в стороне. Туркул описывает умонастроение бойцов Добровольческой армии той зимой: «Мы были одни, и нас было немного в студеной тьме». В феврале районом самых страшных боёв стали окрестности Дебальцево и Юзовки. Здесь дроздовцы и корниловцы вновь отбросили огромные силы большевиков, захватив бронепоезд «Роза Люксембург». В начале марта красные, швыряя в горнило боёв все новые и новые резервы, вновь переходят в наступление. Им противостоят обескровленные части Добровольческой армии — в ротах осталось 10–15% штатного состава, а операции ведутся силами отрядов в 50–100 человек при поддержке одного-двух орудий, имеющих по дюжине снарядов. Но в этих монотонных зимних боях одна за другой перемалывались красные дивизии, приближая весну и победу.

 

В апреле грязь сменила сошедший снег, обнажив следы войны: сотни и сотни тел, груды гильз. Тогда же, в апреле, большевики пошли в последнее наступление, заняв Юзовку и Моспино. На большее их не хватило. В мае на помощь жалким остаткам 3-й дивизии, истаявшим, но задержавшим красный накат, приходят подкрепления — прибывшие из района Минеральных вод корниловцы, кубанцы, пластунские батальоны. В район боев перебрасывают белые бронепоезда — «Иоанн Калита», «Князь Пожарский», «Единая Россия». Шкуро лихим наскоком захватывает Юзовку, а дроздовцы блокируют и захватывают в Авдеевке три бронепоезда и несколько набитых оружием и боеприпасами составов. Красные в беспорядке бегут, дорога на Харьков открыта. Тогда же, весной, силы Добровольческой армии пытаются восполнить потери в живой силе за счет жителей Донбасса. Туркул писал:

«Под Горловкой мой батальон занял село Государев Байрак. Село большое, грязное, пьяное, издавна обработанное красными посулыциками. В селе нами была объявлена, кажется, одна из первых белых мобилизаций. На мобилизацию пришли далеко не все шахтерские парни. За неявку пришлось грозить арестами, даже судами. Зимой мы подались от села, но с весенним наступлением вернулись туда снова. Тогда было поймано двое уклонившихся. Им основательно всыпали, и тогда Государев Байрак потек на мобилизацию толпой. Шахтерские рабочие, народ рослый и угрюмый, — точно в них въелась угольная пыль, — сильные парни, не очень-то по доброй воле и с не очень-то, разумеется, добрыми чувствами пошли в наши ряды, к кадетам, к золотопогонникам».

Надежность этих частей, само собой, никогда не была особенно высокой, а набранные таким образом рабочие и крестьяне часто разбегались или и вовсе переходили на сторону красных. Идейных же сторонников «белого дела» безжалостно косила война. Но тогда, в мае 1919 года, Добровольческая армия, отдохнувшая и восполнившая свои потери, выглядела грозной силой, способной вести наступление. Шахтёры же Государева Байрака, как вскоре оказалось, дрались с большевиками зло и весело.

МОСКОВСКАЯ ДИРЕКТИВА

Той светлой весной 1919 года наступление Добровольческой армии буквально захлестнуло деморализованных красных, в тылу которых одно за другим вспыхивали крестьянские и казачьи восстания. За месяц белые продвинулись на 300 верст, отбрасывая противника на всех направлениях. Вместе с другими рвались на север и дроздовцы. К концу мая освободили Славянск, Бахмут, Лозовую. Взятие последней было омрачено трагической гибелью полковника Туцевича, но случайности убитого снарядом его собственной батареи. Попытка большевиков под командованием Клима Ворошилова перейти в контрнаступление полностью провалилась. Досталось и союзникам красных — махновцы были жестоко биты силами Кубанского корпуса Шкуро. Тем временем Добровольческая армия подходит к Харькову, охватывая город со всех сторон, добровольцы входят в Белгород. В тылы красных для уничтожения коммуникаций уходят казаки Мамонтова и Топоркова.

Дроздовцам было поручено прорваться в сам город. Их, только что освободивших Изюм, сажают в вагоны и везут к станции Основа, занятой красными. Станция была освобождена почти сразу, первой же лобовой атакой. Окрыленные успехом дроздовцы, ведомые Туркулом, продвигаются к центру города, наталкиваясь на все более ожесточенное сопротивление. В центре Харькова белым сумел сильно досадить экипаж броневика «Товарищ Артем». Броневик, несмотря на артиллерийский огонь и броски ручных гранат, маневрировал по городским улицам, ведя плотный огонь по пехоте. Наконец из-за повреждения двигателя броневик заглох, а его экипаж был позже взят в плен и расстрелян. Здесь же, на месте, «Товарищ Артем» был переименован в «Полковник Туцевич», и новое название намалевали белой краской на борту. На этом организованное сопротивление красных в городе прекратилось, осталась лишь долгая и опасная работа по отлову и ликвидации друзей рабочих, укрывшихся на чердаках и в подворотнях. Спустя несколько дней на Николаевской площади состоялся торжественный парад войск Добровольческой армии, на котором присутствовали Деникин, Кутепов и Май-Маевский.

 

Захват Харькова позволил Деникину перейти к реализации самой трудной и важной из задач. Директива №08878 обозначала в качестве главной цели летнего наступления освобождение Москвы от большевиков и уничтожение сил Красной армии во всей Центральной России. Современным историкам этот план кажется заведомо невыполнимым. Под рукой у Деникина к июлю 1919 года было не более 90-95 тысяч штыков и сабель, а большевики только вдоль линии фронта сумели собрать 200 тысяч красноармейцев. Превосходство в пулеметах и артиллерии у Красной армии было пятикратное. К тому же ВСЮР предстояло вести наступление на огромной по протяженности линии фронта — от Киева до Саратова. Но тогда, как вспоминал потом сам Антон Павлович, все бойцы Добровольческой армии буквально жили надеждой на освобождение Москвы. А русские добровольцы уже не раз и не два продемонстрировали свою способность наносить поражение многократно превосходящим силам красных и вести малыми силами успешное наступление. В ходе рейда Мамонтова по тылам красных казаки учинили настоящий разгром, разрушая линии коммуникаций и вызывая хаос везде, где ни появлялись.

Для дроздовцев, включенных в состав 1-го армейского корпуса, марш на Москву начался с освобождения Сум. В ходе переправы через Сейм у села Теткино несчастливый артиллерийский снаряд накрыл сразу три десятка человек. Несмотря на потери, в середине сентября дроздовцы занимают Севск, где к белым присоединяются десятки местных гимназистов. Развивая наступление, Туркул ведет своих людей на Дмитров, возле которого на пеших дроздовцев, двигавшихся в сопровождении гаубичной батареи, обрушилась лавина красной конницы:

«У всех сжаты зубы. Едва колеблет дыханием ряды малиновых фуражек, блещет солнце на пушечных дулах. Батальон стоит в молчании, в том дроздовском молчании, которое хорошо было знакомо красным. Слышно только дыхание людей и тревожное конское пофыркивание. Накатывает топот, вой. В косых столбах пыли на нас несутся лавы. На большаке в лавах поблескивает броневая машина. Мы стоим без звука, без выстрела. Молчание. Грохот копыт по сухой земле отдается в груди каменными ударами. В пыли высверкивают шашки. Конница перешла на галоп, мчится в карьер. В громадных столбах мглы колышутся огромные тени всадников. Я до того стиснул зубы, что перекусил свой янтарный мундштук.

Я обернулся, махнул фуражкой.

— Огонь!

Отряд содрогнулся от залпа, выблеснув огнем, закинулся дымом. От беглой артиллерийской стрельбы как будто обваливается кругом воздух. Залп за залпом. В пыли, в дыму, тени коней бьют ногами, корчатся тени людей. Всадники носятся туда и сюда. Задние лавы давят передние. Кони сшибаются, падают грудами. Залп за залпом. Под ураганным огнем лавы отхлынули назад табунами. Степь курится быстрой пылью».

Красные были отбиты, повторив судьбу махдистской конницы при Омдурмане.

 


Наступление Добровольческой армии

 

На следующий день Дмитров заняли самурцы. Тем временем Туркул повел 2-й дроздовский (пехотный) полк на занятие станции Комаричи. Здесь добровольцы взорвали железнодорожные пути, блокировав бронепоезда красных. Гаубицы дроздовцев прямой наводкой били по остановившимся бронепоездам, выгоняя красных на полотно, прямо под огонь пулеметчиков 2-го полка. Но тут внезапно подходит красный эшелон, большевики бросаются в отчаянную штыковую атаку, тонкие цепи дроздовцев начинают колебаться… Исход боя решает удар двух белых рот в тыл неприятеля — поручик Рябоконь, приведший их, гибнет в том же бою. Те же, кто пережил этот день, получили в награду несколько дней отдыха после изнурительных марш-бросков. К началу октября ВСЮР освободили от большевистской власти огромные территории с населением свыше 40 миллионов человек, были заняты Киев, Одесса и Курск, а фронт установился на линии Воронеж-Орел-Чернигов-Киев-Одесса. Казалось, еще один удар, и Красная армия окончательно рассыпется, обнажая дорогу на Москву.


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 21 ноя 16, 22:13
+6 4

Хотите СССР-2? Тогда вам сюда - очереди, злобные серые лица, тусклая одежда, тощие куры

 

Хотите СССР-2? Тогда вам сюда - очереди, злобные серые лица, тусклая одежда, тощие куры


В СССР жизнь человека проходила на работе и в очередях. Счастливы были те, кто не работал, они могли стоять в очередях весь день. Именно поэтому на фотках так много бабушек. Работавшие женщины выстаивали в очередях по часу или полтора после работы, а также отдавали им субботний день.

Хорошо было тем, кто умел стоять и думать о своём. Знакомый математик мне рассказывал — В универсаме давали куриц, простоял почти час, и кончились за 2 человека до меня, зато решил одну интересную задачу. Это было время максимальной духовности, тяжкого кондового быта и мечты, что это не навсегда ...

Оригинал взят у maxim_nm в Ну что, назад в СССР?


Всё чаще слышу в русскоязычном интернете стоны о том, как же хорошо жилось в СССР, особенно они усилились после введения Россией запрета на ввоз "санкционных" продуктов и уменьшения ассортимента в магазинах. Мол, "в СССР всё было", "все продукты были сделаны по ГОСТу", "ах, какое тогда было мороженое" и так далее.

Что самое интересное, чаще всего такое можно услышать от совсем юных ребят 1990+ года рождения, которые СССР не застали ни в каком виде, а просто наслушались городских сумасшедших вроде Дугина, Старикова, Вассермана или Кургиняна.

В СССР жилось плохо и бедно, причем это касается всех его периодов истории, а не только Перестройки. Даже в чуть более зажиточные времена, когда в магазинах крупных городов худо-бедно можно было отоварится консервами из печени трески и сырокопченой колбасой — в магазинах более мелких населенных пунктов и деревень было пусто и бедно. По радио рапортовали о рекордных надоях и стахановских рекордах в деле птицеводства, а в магазинах была жидкая (трижды разбавленная) сметана из огромных алюминиевых бидонов, горькая селедка (заворачиваемая в газету), тощие синюшные куры с кишками и головой, кислый хлеб-"кирпич" и тоскливые ряды трехлитровых банок с подсахаренной водой и этикеткой "березовый сок".

Мороженое, кстати, было ничуть не вкуснее, чем сейчас — просто на фоне вот этого ассортимента и тотального дефицита остальных сладостей оно выглядело чем-то неземным.





02. Огромная очередь за каким-то дрянным мясом вроде второсортных свиных ребер. От бедных и несчастных бабушек в таких очередях всегда пахло нафталином, мочой и старыми тряпками. У большинства была стоптанная обувь и страшные металлические зубы.




03. Уличная торговля мясом. Уверен, сейчас большинство из вас постарались бы поскорее проскочить мимо такого "мяса", стараясь не дышать через нос, а в те времена даже за такой низкокачественной продукцией выстраивались длиннющие очереди.




04. Очередь за портвейном на разлив. Вот к чему привело постановление, которое принял 7 мая 1985 года Совет министров СССР "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения" — даже за таким дрянным портвейном, привезенным неизвестно откуда, выстраивались огромные очереди.




05. Вот это, похоже, очередь в пункт приема стеклотары — что интересно, все бутылки из-под водки. В таких местах всегда был специфический запах пивных дрожжей и перегара.




06. Помимо дефицита и скудного ассортимента, советской торговле прекрасно удавалось организовать очереди на пустом месте, крайне неэффективно организуя процесс покупки. Самообслуживание было только в относительно крупных магазинах, а в обычных "гастрономах" покупатель, чтобы купить, скажем, 100 грамм сыра, должен был отстоять три очереди — вначале собственно за сыром, чтобы взвесить нужный кусок — на этом этапе, кстати, весьма часто разыгрывались словесные баталии — "нет, это плохой кусок, заветренный, и с цифрами пластмассовыми внутри" — "берите, пока дают, а то и этого не будет!" Вторая очередь была в кассу для оплаты, причем покупатель должен был держать в голове вес взвешенного сыра и отдел, в котором он его взвесил. А третья очередь была уже с чеком — чтобы забрать взвешенный продукт.




06. Очередь за водкой. Если я не ошибаюсь, во времена дефицита ее отпускали "не более двух бутылок в одни руки", для чего в очереди с собой часто брали родственников.




07. Еще очередь в вино-водочный. Скорее всего, либо за водкой, либо за дрянным "крепленым" вином, являющимся по сути тем, что в Беларуси сейчас называют метким словом "чернило".




08. Торговля прямо на улице синими дохлыми курами. Ноги с когтями даже не обрезались поставщиком, чтобы курица завесила больше. Еще они были очень плохо ощипаны, вследствие чего таких кур перед готовкой приходилось обпаливать над газом. Сейчас такую дрянь я бы не купил даже собаке.

Кстати, обратите внимание на советские пружинные весы — очень часто они становились предметом спекуляций и обвесов — продавцы растягивали в них пружины, подкладывали плоские магнитные гирьки и так далее — в результате чего покупателя можно было обвесить на 5-30%, положив разницу себе в карман. В этой системе все выживали, как умели...




09. Ассортимент обувного магазина. Даже дрянную советскую обувь (в которой было жутко жарко летом, холодно зимой и мокро в демисезон) достать было трудно. В конце восьмидесятых, чтобы купить более-менее приличные кожаные туфли марки "Белвест", мой отец и брат попеременно отстаивали длиннющую ночную очередь с заднего двора магазина.




10. Очередь за мороженным минтаем — другой рыбы просто не было. Еще обратите внимание на серую оберточную бумагу — в нее заворачивали всё — от карамелек до свиных ребер. Если продукт был влажный (например, сельдь "иваси"), то кусочки такой бумаги отлично к нему прилипали.




11. Советский магазин конца восьмидесятых. Очень часто без очереди нельзя было купить ничего, кроме дрянного обувного жирного крема, пластмассовых мыльниц и коробочек для зубных щеток "для командировочных", а также зубного порошка, портящего зубы.




12. Стеллажи продуктового магазина. Банки с каким-то соком, скорее всего яблочно-сливовым. По сути, это был не сок, а то, что сейчас называют "нектаром" — фруктовое пюре, смешанное с сахаром, водой и лимонной кислотой.




13. Очередь за чем-то, неважно за чем. Увидев на улице такую картину, рядовой советский человек считал своим долгом подойти и спросить — "кто крайний? Я буду за вами", и только затем — "а что дают?". Судя по фото, "выбросили" какие-то советские торты (с жирыми тошнотворными розочками сверху, розового и желтого цвета), "не более двух в одни руки".

Зачем вам нужно два плохих торта? Один из низ, например, можно было "занести" "своему" знакомому парикмахеру, чтобы он постриг тебя "хорошо и без очереди".




14. Ассортимент спортивного отдела в ЦУМе.




15. Очередь старушек за тягучим и вонючим подсолнечным маслом, которое отравляло своим зловонием абсолютно всё, что на нем готовилось.




16. Очереди, очереди...



Советская торговля и в целом советская система — отличная иллюстрация того, каким униженным, жалким и мелочным может стать человек, помещенный в определенные обстоятельства. Измени обстоятельства — и человек будет другим.

И еще я хорошо помню первую одежду, сладости и игрушки, привезенные родителями в 1990-м году из-за границы — всё это выглядело и пахло как вещи из другой галактики.

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 21 июл 16, 18:53
+5 17

Польский след в Сибири

Польский след в Сибири

 

Польский след в Сибири
 

Что оставили после себя легионеры в Новониколаевске в декабре 1919 года?

 

С интересом прочитал статью Олега Назарова «Буду так кормить, что скоро подохнете!» («ЛГ», № 10–11, 2016), где приведены факты, как обращались с нашими военнопленными в польских лагерях в годы Гражданской войны. У меня есть чем дополнить перечень злодеяний, совершённых поляками в Сибири в то время.

 

Многие не подозревают, что тогда едва ли не самые зверские расправы над населением были совершены не Деникиным и Колчаком, а чешскими и польскими легионерами, которых лишь позднее стали относить к числу интервентов наряду с англичанами, американцами и японцами. Правда, из политкорректности при советской власти на этом не очень останавливались, часто списывая преступления на белогвардейцев. Ну как же, дружественные соцстраны! Но слов из печальной песни не выбросить.

Чешские и польские части были сформированы в России в основном из военнопленных австро-венгерских солдат ещё до 1917 года для участия в войне против «своих» же, то есть против немцев и австрийцев. Конечно, не они были зачинщиками Гражданской войны с большевиками, хотя и устроили путч на Транссибе в мае 1918 года. Но потом в состав колчаковской армии они не вошли, хотя и считались союзниками Колчака. Они были «узаконены» в качестве иностранных легионов Франции, и командовал ими представитель Антанты генерал Жанен. Легионерам предоставлялась, по сути, полная свобода действий. У них имелись собственные штабы, контрразведка, причём польская – самая дисциплинированная и лютая, едва ли не прообраз будущего немецкого гестапо. Ещё одна особенность: в начале 1919 года по требованию правительств вновь объявленных государств Польши и Чехословакии и при согласии самих военных польская дивизия (примерно 11 тысяч человек) и чехословацкий корпус (почти 40 тысяч военных) были сняты с фронта с большевиками и отправлены на охрану Транссибирской железнодорожной магистрали.

Итак, 50 тысяч вояк оказались, образно говоря, на шее сибирского населения, уже и без того обескровленного и голодающего, измотанного мировой и Гражданской войнами. Солдаты не столько охраняли дорогу, сколько делали набеги на поселения, чтобы элементарно выжить. И не особо с жителями церемонились. Пользуясь обстоятельствами и безнаказанностью (у Колчака не было сил в тылу, чтобы привести их в чувство!), они грабили жителей сёл и городов, банки и богатые дома, забирая всё – от швейных машинок до дверных ручек. В особой чести были самовары (тогда они относились к ценным вещам). По свидетельствам горожан, только после одного из таких набегов поляки приволокли на рынок для продажи более 80 отобранных самоваров! Но прежде всего, конечно, изымали коров, скот, свиней, одежду, обувь. Награбленное пускали на пропитание, сбывали на базарах или оставляли для вывоза. Будучи, строго говоря, дезертирами мировой войны, они не спешили окончить свою жизнь на чужой гражданской. Надеялись, что скоро через Дальний Восток вернутся домой.

Под предлогом борьбы с партизанами легионеры сжигали деревни и сёла, мирных людей вешали, расстреливали, топили в реках. Например, в Новониколаевске (ныне Новосибирск. – Ред.), где формировались части поляков и располагался их центр командования, хватали всех по малейшему подозрению, даже обычных прохожих на улицах, особенно из числа рабочих, и расстреливали без суда на территории сухарного завода. Сухарный – не ошибка в названии. В Новониколаевске не один год работал на окраине такой завод по выпуску сухарей для армии. В огромном количестве пекли хлеб из алтайской пшеницы, сушили сухари и отправляли их на фронт вагонами.

5-2-16.jpg
Польские офицеры в Новониколаевске, 1919 год

Во многом из-за такого поведения карателей Колчак быстро терял у определённой части населения даже ту поддержку, которая была. Ведь сначала к белогвардейскому (с участием чехов) мятежу против советской власти в мае 1918 года местное население отнеслось индифферентно. Но беспардонное хозяйничанье, грабежи и расправы, которые учинялись над мирными жителями польскими, чешскими, а иногда и казачьими частями, привели к тому, что через год волнения охватили значительную часть Алтайского и Новониколаевского уездов. Не всегда, кстати, их возглавляли большевики. Когда потребовалось встать на помощь Колчаку, никто из сибиряков не пошёл в объявленные его манифестами отряды самообороны. Наоборот, стало набирать силу партизанское движение.

В ноябре 1919 года Омск – тогдашняя столица Сибири – был потерян. Временно Колчак переместился в Новониколаевск. Однако и тут не удержался. Уже 4 декабря его поезд вышел из города вместе с другими железнодорожными составами в восточном направлении. В караване были и чехи, которые захватили для своих нужд половину подвижного состава Транссиба – 20 тысяч вагонов. А поляки припозднились и вынуждены были выступить в арьергарде. Так распорядился сам генерал Жанен.

И тут случился один из самых диких эпизодов Гражданской войны. В Новониколаевске 7 декабря 1919 года поднял восстание 2-й Барабинский полк, обязанности командира которого исполнял 23-летний полковник Ивакин (эсер по партпринадлежности). Полк стоял в тылу на доукомплектации после изматывающих боёв и потому город не покинул, да и вагонов под него в тот момент не нашлось. План Ивакина был таков: по возможности мирным путём взять власть в городе и сдать его так же мирно Красной Армии (она стояла в 20 верстах), чтобы не допустить большого кровопролития. Ивакинцы взяли вокзал, почту, телеграф, штаб гарнизона, но какой-то предатель позвонил полякам и доложил о произошедшем. Польские части квартировали в пригороде и подхватились очень быстро. Прибыли в город и жестоко расправились с барабинцами. Без разбору убивали всех подряд на улицах города и в учреждениях. Из полка не осталось ни одного человека, погиб и командир части Ивакин. (Примерно тогда же в Томске гарнизон, которым также командовал военный эсер, сдался Красной Армии, но рядом не было поляков, обошлось без бойни. В гарнизоне служил поручик Говоров, который позднее стал Маршалом Советского Союза, командующим артиллерией советской армии.)

Если же вернуться к Новониколаевску, то не позднее 9 декабря поляки зачистили городскую тюрьму, перебив заключённых, – тоже без всякого разбору. И после этого устремились вслед за Колчаком, погрузив в пять тысяч вагонов мародёрски добытое имущество, фураж и провиант на четыре месяца, а также около двух тысяч лошадей. До сих пор непонятно, зачем нужно было устраивать ту страшную бойню…

Утром 14 декабря 1919 года части 5-й Красной Армии почти без сопротивления вошли в город. Картина была ужасной: на улицах валялись сотни трупов убитых и умерших от тифа. В целом же за один год колчаковской власти в Новониколаевске и уезде были убиты и умерли от тифа почти 60 тысяч человек.

В овраге, где текла речка Каменка, нашли 104 обезображенных трупа узников тюрьмы. Поляки словно жалели патроны. Жертв кололи штыками, рубили саблями. Садизм и жестокость палачей не имели границ: выколотые глаза, отрубленные уши, носы, конечности, расплющенные черепа и грудные клетки…

Самое поразительное, что только немногие из убитых были советскими работниками или подпольщиками – всего 35 человек. Были среди жертв проштрафившиеся солдаты и даже мелкие спекулянты. Проявленную жестокость можно, видимо, объяснить какой-то ненавистью и презрением поляков к русскому населению. Пся крев и быдло…

Убитых похоронили на центральной площади города. Был возведён памятник в виде руки, сжимающей факел…

У станции Тайга красные полки настигли поляков и взяли их в окружение. Часть поляков под командованием полковника Чумы сдалась в плен. После заключения Рижского перемирия c Польшей многие в 1921 году вернулись на родину. Другая часть под командованием полковника К. Румши (именно он отдал приказ на расправу в Новониколаевске) сумела вырваться из окружения и ушла в Маньчжурию, оттуда к Японскому морю и уж потом в Европу. Кстати, через несколько месяцев Румша со своей сибирской бригадой участвовал в советско-польской войне.

Позже Казимир Румша был объявлен национальным героем, дожил до 86 лет и умер в эмиграции в Лондоне, где обитал с 1940 года. Там ему поставили великолепный памятник. Не забывают его и на родине.

Так как же можно называть польских легионеров в Сибири? У меня нет сомнений: они были мародёрами и убийцами. По крайней мере, большинство из них.

 

Борис ПОЗДНЯКОВНОВОСИБИРСК

 


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 28 май 16, 17:26
+1 0

60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении

60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении

1. Знал пять иностранных языков. Блестящее образование (высшее военное и высшее юридическое) соединялось у него с глубокой религиозностью и знанием духовной литературы. Отслужил в армии. Имел воинское звание полковника. Когда генералы и фельдмаршалы уговаривали его пожаловать себе хотя бы генеральское звание, он отвечал: «Вы, господа, о моём чине не безпокойтесь, вы о своей карьере думайте».

 

2. Был самым спортивным русским царем. С детства регулярно делал гимнастику, любил плавать на байдарке, совершал переходы по нескольку десятков километров, обожал скачки и сам участвовал в таких соревнованиях. Зимой с азартом играл в русский хоккей и бегал на коньках. Был прекрасным пловцом и заядлым бильярдистом. Увлекался теннисом.

 

3. Вещи и обувь в царской семье переходили от старших детей к младшим. Сам Государь был настолько скромен в личной жизни, что до последних дней носил свои "жениховские” костюмы.

 

4. Средства из Лондонского банка, примерно 4 миллиона рублей (представьте нынешний эквивалент!), оставшиеся там ему от отца, без остатка были потрачены на благотворительность.

 

5. Не было отклонено ни одно из ходатайств о помиловании, дошедших до Царя. За всё время его правления вынесено и исполнено меньше смертных приговоров, чем в СССР казнили в день, в плоть до самой смерти Сталина.

 

6. Количество заключённых гораздо меньше, чем в СССР или РФ. В 1908 г. на 100 000 чел. заключенных-56 чел, в 1940 г.-1214 чел, в 1949 г.-1537 чел, в 2011 году – 555 чел.

 

7. Число чиновников на 100 000 человек в 1913 году-163 чел. И уже спустя сто лет жизни без Царя, в 2010 году-1153 чел.

 

8. В Тобольске, в заключении Семья ни на день не оставалось праздной, Государь колол дрова, чистил снег, ухаживал за садом. Солдат, из крестьян, увидев всё это, сказал: "Да если бы дать ему кусок земли, он бы себе Россию своими руками обратно заработал!”.

 

9. Когда временщики готовили обвинение Царю в измене, кто-то предложил опубликовать личную переписку Николая Александровича и Государыни. На что получил ответ: "Нельзя, тогда народ признает их святыми!”.

 

10. В трагедии на Ходынке Царь не виноват. Когда он узнал об этом, тогда сразу же оказал погибшим и пострадавшим большую материальную и моральную помощь.

 

11. В 1905 году революционеры сами начали стрелять по войскам. И погибших было 130 человек, а не 5000, как говорил русофоб и богоборец Ленин. Даже тем кто в ответном огне оказался раненым, была оказана немедленная медицинская помощь, все пострадавшие были доставлены в больницу. А Царя в этот день вообще в городе не было. Когда он узнал об этом, оказал погибшим и пострадавшим большую материальную и моральную помощь. Из своих личных средств выплатил каждому пострадавшему компенсацию в 50.000 р. (огромные деньги на то время). В 1905-1907 годах, революцию удалось предотвратить благодаря твёрдой воли Государя.

 

12. Создал величайшую по силе, мощи и процветанию Империю, которой не было равных ни до, ни после него.

 

13. Православная Российская Церковь была мощнейшей церковью в мире. Только к 1913 году в РИ насчитывалось 67 тыс. церквей и 1 тыс. монастырей, раскинувшихся абсолютно по всей территории РИ. Русская Церковь обладала огромным влиянием на Святой Земле, покровительствовала православным христианам не только в Европе, но и в Азии, и даже в Африке.

 

14. За 20 лет его правления население России увеличилось на 62 млн. человек.

 

15. Проверил новую систему снаряжения пехоты, лично, при марше в 40 верст. Никому, кроме министра двора и дворцового коменданта, об этом не сказал.

 

16. Сократил службу в армии – до 2 лет, во флоте – до 5 лет.

 

17. Во время первой ВОВ (Первая мировая), постоянно выезжал на фронт да еще и часто вместе с сыном. Тем самым показал насколько сильно любит свой народ, что не боится умереть за него и землю Русскую. Показал, что ни капли не боится смерти, и чего либо другого. А после, еще и в тяжелейшее для русской армии время, Царь принял на себя Верховное командование войсками. Пока Государь возглавлял войска, неприятелю не было отдано ни пяди земли. Войска Николая не пустили войска Вильгельма дальше Галиции – Западной Малороссии (Украины) и Западной Белоруссии, и военные историки считают, что не будь внутренней смуты (революции) – до победы России оставался один шаг. К пленным относились, как к страдальцам. Им сохранялись чины, награды, денежные довольствия. Срок прибывания в плену засчитывался в стаж службы. Из 2мл. 417 тыс. пленных за всю войну, умерло не более 5 %.

 

18. Доля мобилизованных в России была наименьшей — всего лишь 39 % от всех мужчин в возрасте 15-49 лет, тогда как в Германии — 81 %, в Австро-Венгрии — 74 %, во Франции — 79 %, Англии — 50 %, Италии — 72 %. При этом на каждую тысячу всех жителей, Россия потеряла 11 человек, Германия — 31, Австрия — 18, Франция — 34, Англия — 16. Так же, Россия едва ли не единственная не испытывала проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 года в России и присниться бы никому не мог.

 

19. ГКЗ Банк выдавал крестьянам большие ссуды, к 1914 году на правах собственности и аренды крестьянам принадлежало 100% пахотных земель в азиатской России, Сибири и 90% в европейской части страны. В Сибири были устроены казенные склады сельхоз оборудования, снабжавшие население земледельческими машинами.

 

20. Сумма налогов на одного человека в 1913 году, в России была в 2 раза меньше, чем во Франции и Германии и более чем в 4 раза ниже, чем в Англии. Население стабильно и быстро богатело. Заработки русских рабочих, выше заработков европейских, уступая (в мире) только заработкам американским.

 

21. С июня 1903 года предпринимателей обязали выплачивать пособие и пенсию потерпевшему рабочему или его семье в размере 50-66 процентов содержания потерпевшего. В 1906 году в стране создаются рабочие профсоюзы. Законом от 23 июня 1912 года в России вводилось обязательное страхование рабочих от болезней и от несчастных случаев.

 

22. Закон о социальном страховании был принят прежде всех европейских государств и США.

 

23. Самое совершенное в мире рабочее законодательство. «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может». Президент США Уильям Тафт.

 

24. Цены на все, одни из самых низких в мире, наряду с налогами.

 

25. Увеличение объёма бюджета более чем в 3 раза.

 

26. Рубль, благодаря денежной реформе 1897 года стал обеспечиваться золотом. «Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II». С. Ю. Витте

 

27. В 1908 году было введено обязательное начальное образование. К 1916 году, грамотных в Империи не менее 85 %. Накануне войны уже более ста вузов со 150 000 студентов. По общему их количеству РИ занимала 3-е место в мире, разделяя его с Великобританией. Финансирование образования выросло за 20 лет с 25 млн. рублей до 161 млн. рублей. И это без учета земских школ, расходы на которых выросли с 70 млн. в 1894 году до 300 млн. в 1913 году. Всего бюджет народного просвещения вырос на 628%. Число учащихся в средних учебных заведениях выросло с 224 тысяч человек до 700 тысяч человек. Количество студентов за 20 лет удвоилось, количество школьников выросло с 3-х миллионов до 6-ти миллионов человек. К 1913 году в стране было 130 тысяч школ. Перед революцией проведен закон о полной безплатности образования, причем не только обучения, но и жизни во время обучения. Семинарию оканчивали за казенный счет — в этот казенный счет входило все содержание и питание учащихся.

 

28. В 1898 году вводится безплатная медицинская помощь. Для того, чтобы ее получить достаточно было быть просто гражданином Империи. Этого человека никто бы, как сейчас не выгнал на улицу и ему бы так же, после тщательного осмотра, подробдно было бы рассказано, что и как нужно делать для лечения. «Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины, так как осуществляла безплатную медицинскую помощь, открытую каждому, и имела еще и глубокое воспитательное значение» Швейцарец Ф. Эрисман. По количеству врачей Россия находится на 2-ом месте в Европе и на 3-е в мире.

 

29. Невиданными темпами по всей Империи строятся: детские сады, приюты, родильные дома, ночлежки для бездомных.

 

30. При Николае II русский национализм был самой мощной силой в легальной политике, жестко отстаивая русские интересы везде, где мы соприкасались с недругами. Было множество организаций, некоторых партий и всякого рода патриотических движений, от Союза Русского Народа и Всероссийского Национального Союза до местных организаций, широкой сетью покрывавших всю страну. Куда русский человек мог прийти и рассказать о своей беде, попросить о помощи если кто-то обижает.

 

31. Быстро росла промышленность. С 1890 года по 1913 год ВВП вырос в 4 раза. Добыча каменного угля выросла в 5 раз за 20 лет, выплавка чугуна за это же время возросла в 4 раза. Добыча меди и марганца в 5 раз. Инвестиции в основной капитал машиностроительных заводов с 1911 по 1914 год возросли на 80%. За 20 лет удвоилось протяженность железных дорог и телеграфных сетей. За это же время удвоил свой тоннаж и без того самый большой в мире речной торговый флот. Быстро шел рост механизации промышленности. В 1901 году в США добыто 9 миллионов 920 тысяч тонн, а в России 12 миллионов 120 тысяч тонн нефти. в период с 1908 по 1913 год рост производительности труда в промышленности опередил по соответствующим показателям США, Англию и Германию, долгое время считавшиеся индустриальными гигантами. Результатом деятельности Царя стала удивительная экономическая устойчивость. В период мирового экономического кризиса 1911-1912 годов, Россия, наоборот, оказалась на подъеме.

 

32. Сырую нефть при Царе вывозить заграницу было нельзя, а вырученные средства шли на развитие отечественной промышленности.

 

33. В 1914 году по просьбе США, Царская Россия направила к американцам около 2000 русских инженеров для создания тяжелой военной промышленности.

 

34. Темпы роста национального дохода – 1-ое место в мире. Темпы роста производительности труда – 1-ое место в мире. Уровень концентрации производства – 1-ое место в мире. Крупнейший в мире экспортер продукции текстильной промышленности. Один из крупнейших в мире производителей продукции цветной и черной металлургии. Один из крупнейших в мире производителей продукции машиностроения. Одна из крупнейших в мире стран по объему добычи угля.

 

35. Крупнейший в мире экспортер зерновых культур, льна, яиц, молока, масла, мяса, сахара и пр. Урожаи зерновых на 1/3 больше урожаев Аргентины, США и Канады вместе взятых.

 

36. Рост производства зерна в 2 раза. Урожайность увеличилась более чем в 1,5 раза.

 

37. Поголовье крупного рогатого скота выросло на 60%. 1-ое место в мире по количеству лошадей, крс, овец, и одно из первых по количеству коз и свиней.

 

38. Зачастую без единого выстрела присоединились, либо стали протекторатами следующие территории: Северная Манчжурия, Тяньцзин, Северный Иран, Урянхайский край, Галиция, Львовская, Перемышльская, Тернопольская и Черновицкая губернии, Западная Армения. Идет масштабное и быстрое освоение Сибири, Казахстана и Дальнего Востока.

 

39. Государь стоял вне и выше интересов отдельных групп и слоев населения. Экономические реформы, как и алкогольная, проводились лично Царем. Иногда и наперекор думе. Автором всех преобразований был Николай Александрович, вопреки всем бытующим мифам об обратном.

 

40. Свобода прессы, свобода слова; свободы столько, сколько не было ни до, ни после его правления.

 

41. Объем золотого запаса – крупнейший в мире; русский золотой рубль – самая твердая валюта в мире, даже по сей день.

 

42. Одни из самых высоких в мире темпы строительства железных дорог (СССР так к ним и не приблизился).

 

43. Одна из сильнейших армий в мире, которая, к тому же, быстро развивается. Лучшие в мире винтовки Мосина, одни из лучших в мире пулеметы «Максим» 1910 – го, доработанные Российской Империей; и одни из лучших в мире полевые орудия калибра 76 мм.

 

44. Русский военно-воздушный флот зародившийся только в 1910 году, имел уже 263 самолета и являлся самым большим авиационным флотом в мире. К осени 1917, количество самолетов возросло до 700.

 

45. К 1917 ВМФ один из сильнейших в мире. Лучшие в мире эсминцы и одни из лучших в мире линкоры, лучшие в мире мины и тактика минных постановок.

 

46. Построена Великая Сибирская магистраль.

 

47. Гаагский Международный суд — это детище Николая II.

 

48. Потребление алкоголя на душу населения, одно из самых низких в мире, в Европе пили меньше только в Норвегии.

 

49. Число психически больных на 100 000 человек в 1913 году составляло – 187 чел. И уже спустя сто лет жизни без Царя, в 2010 году – 5598 чел.

 

50. Число самоубийств на 100 000 человек в 1912 году-4,4. И спустя сто лет жизни без Царя, в 2009 году-29.

 

51. Нет никаких проблем с инфляцией и безработицей, поскольку и та, и та практически полностью отсутствуют.

 

52. Уровень преступности ниже, чем в США и странах Западной Европы. На состоявшемся в 1913 году, в Швейцарии, на международном съезде криминалистов, русская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений.

 

53. Невиданный расцвет русской культуры. Такого мощного, головокружительного взлёта русской живописи, русского архитектурного зодчества, русской литературы и русской музыки не знала ни одна страна. Известный французский писатель и литературный критик Поль Валери назвал русскую культуру начала ХХ века «одним из чудес света».

 

54. Расцвет русской философии и науки.

 

55. Изобретены впервые в мире: безпроводной телеграф, вертолет и бомбардировщик, телевизор и телевещание, самолет и штурмовик, первая кинохроника, трамвай, гидроэлектростанция, электроплуг, подводная лодка, ранцевый парашют, радио, электроннолучевая трубка, электронный микроскоп, автомат, порошковый огнетушитель, астрономические часы, электромагнитный сейсмограф и основана наука-сейсмология, электромобиль, электрический омнибус, электрическая подвесная дорога, подводный минный заградитель, гидросамолет, корабль способный преодолевать арктические льды, одни из первых нашли способ делать цветные фотографии и первые в мире научились делать их высокого качества.

 

56. Впервые в России изобретен: автомобиль, мотоцикл, двухэтажный вагон, дирижабль.

 

57. Автомобильная промышленность была на уровне немецкой, авиационная – на уровне американской, одни из лучших в мире паровозы. Серия автомобилей Руссо-Балт, выпускавшаяся с 1909 года, была на мировом уровне, как по дизайну, так и по эксплуатационным качествам. Отличались прочностью и надежностью, свидетельством чему служили их успехи в ралли и дальних пробегах, в частности, на международных ралли Монте-Карло и Сан-Себастьян.

 

58. Двое из пяти основателей Голливуда прибыли из России. Знаменитый аромат «Chanel № 5» придумала не Коко Шанель, а русский парфюмер-эмигрант Веригин. Двигатели для фирмы «Даймлер» разработал русский инженер Борис Луцкой. Гоночный Mercedes 120PS (1906 г.) оснащался рядным шестицилиндровым двигателем, так же изобретенным Луцким.

 

59. Все это было сделано и достигнуто без: террора, раскулачивания (разграбления) крестьян, лагерей с рабами, десятков миллионов уничтоженных русских людей.

 

60. От престола отрекся не Царь, а народ и т.н. элита отреклись от Царя и Бога. Было совершено колоссальное предательство всех и вся. Как он сам писал: «Кругом измена и трусость, и обман!». В итоге, ритуально убит вместе с семьей. (Не оставив Родины. Хотя мог легко уехать за границу и жить припеваючи).

 

Заговорщиками составлен поддельный манифест, якобы его отречения, который является полнейшей фальшивкой. В архивах РФ нет ни одного документа подтверждающего правоту мифа об отречении. Есть напечатанная бумажка, подписанная карандашом, составленная непонятно как. Нет ни одного другого документа, который бы Николай подписывал карандашом. Так же исследован почерк, который абсолютно не соответствует почерку Государя. Еще слишком много других неурядиц.

 

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 20 май 16, 18:23
+4 10

Последняя Неделя Земной Жизни Иисуса

Последняя Неделя Земной Жизни Иисуса

 

 
 

События последней недели земной жизни Спасителя относятся к Страстям Христовым, известным в изложении четырёх канонических Евангелий. Ниже приведён список, составленный с учётом описания последних дней земной жизни Христа во всех четырёх Евангелиях.

События Страстей Христовых вспоминаются на протяжении всей Страстной седмицы, постепенно готовя верующих к празднику Пасхи. Особое место среди Страстей Христовых занимают события, произошедшие после Тайной вечери: арест, суд, бичевание и казнь. Распятие — кульминационный момент Страстей Христовых.

 

  Матфей Марк Лука Иоанн
Воскресенье(вербное воскресенье)
Торжественный вход Иисуса в Иерусалим 21:1-9 11:1-10 19:28-44 12:12-19
Иисус посещает Храм и возвращается в Вифанию 21:10-17 11:11 19:45-46  
Понедельник
Иисус проклинает бесплодную смоковницу 21:18-19 11:12-14    
Иисус изгоняет торговцев из Храма   11:15-19 19:45-48  
Вторник
Иисус объясняет проклятие смоковницы 21:20-22 11:20-26    
Иисуса спрашивают о Его власти 21:23-27 11:27-33 20:1-8  
Иисус учит в Храме 21:28 - 22:45 12:1-37 20:9-44  
Иисус осуждает книжников и фарисеев 23:1-36 12:37-40 20:45-47  
Иисус говорит о даре вдовы   12:41-44 21:1-4  
Иисус предсказывает разрушение Храма и конец мира 24:1-44 13:1-37 21:5-36
Среда
Иудейские начальники составляют заговор против Иисуса 26:1-5 14:1-2 22:1-2  
Помазание Иисуса в Вифании 26:6-13 14:3-9    
Иуда соглашается предать Иисуса 26:14-16 14:10-11 22:2-6  
Четверг
Иисус приготовляется к Пасхе 26:17-19 14:12-16 22:7-13  
Тайная Вечеря 26:20-29 14:17-25 22:14-38 13:1-38
Иисус уходит с учениками в Гефсиманию 26:30-46 14:26-42 22:39-46 18:1
Иисус предан и схвачен 26:47-56 14:43-52 22:47-53 18:2-12
Иисус перед Анной       18:12-14; 19-23
Иисус перед Каиафой и Синедрионом; отречение Петра 26:57-75 14:53-72 22:54-71 18:15-18; 24-27
Пятница(Страстная Пятница)
Иисус перед Пилатом; самоубийство Иуды 27:1-10 15:1-5 23:1-5 18:28-38
Иисуса отсылают к Ироду     23:6-16  
Пилат выносит смертный приговор 27:15-26 15:6-15 23:17-25 18:39 - 19:16
Иисуса бичуют и ведут на Голгофу 27:27-32 15:15-21   19:16-17
Распятие и смерть Иисуса 27:33-56 15:22-41 23:33-49 19:18-30
Погребение Иисуса 27:57-61 15:42-47 23:50-56 19:31-42
Суббота
У гробницы выставлена стража 27:62-66
Воскресенье(Пасха)
Пустая гробница и воскресший Христос 28:1-20 16:1-8 24:1-53 20:1 - 21:25

Вход Господень в Иерусалим

До Входа в Иерусалим Христос заявлял о себе как о Мессии отдельным лицам, настало время сделать это всенародно. Это случилось в воскресенье перед Пасхой, когда толпы паломников стекались в Иерусалим. Иисус посылает двух учеников за ослом, садится на него и въезжает в город. Его приветствует пением народ, узнавший о вступлении Христа, и подхватывает осанну сыну Давидову, которую провозгласили апостолы. Это великое событие служит как бы преддверием страданий Христовых, понесенных "нас ради человек и нашего ради спасения".

Вечеря в Вифании / Омовение ног Иисуса грешницей

По Марку и Матфею, в Вифании, где Иисус с учениками был приглашён в дом Симона прокаженного, женщина совершила помазание, которое символизировало последующие страдание и смерть Христа. Это помазание церковное предание отличает от того помазания, которое было совершено Марией, сестрой воскрешенного Лазаря, за шесть дней до Пасхи и еще до входа Господа в Иерусалим. Женщина, приступившая ко Господу с тем, чтобы помазать его драгоценным миром, была кающейся грешницей.

Омовение ног ученикам

Утром в четверг ученики спросили у Иисуса, где он будет есть пасху. Тот сказал, что у иерусалимских ворот они встретят слугу с кувшином воды, он их приведёт в дом, хозяина которого надо известить, что у него будут есть пасху Иисус и его ученики. Придя в этот дом на вечерю, все по обычаю сняли обувь. Рабов, которые должны были вымыть ноги гостям, не было, и Иисус сам выполнил это. В смущении ученики молчали, лишь Пётр позволил себе удивиться. Иисус объяснил, что это был урок смирения, и что также они должны относиться друг к другу, как показал их Учитель. Св. Лука сообщает, что на вечери произошел между учениками спор, кто из них больше. Вероятно, этот спор и явился поводом к тому, чтобы показать ученикам наглядный пример смирения и взаимной любви путем умовения ног им.

Тайная Вечеря

На вечере Христос повторил, что один из учеников предаст его. Со страхом каждый спрашивал его:«Не я ли, Господи?». Спросил, чтобы отвести от себя подозрения, и Иуда и услышал в ответ: «Ты сказал». Вскоре Иуда покидает вечерю. Иисус напомнил ученикам, что туда, куда вскоре последует он, они не смогут идти. Пётр возражал учителю, что «душу свою положит за Него». Однако Христос предсказал, что тот отречётся от него до того, как пропоёт петух. В утешение ученикам, опечаленным его скорым уходом, Христос установил Евхаристию — главное таинство христианской веры.

Путь в Гефсиманский сад и предсказание о грядущем отречении учеников

После вечери Христос с учениками вышел за город. Через ложбину Кедронского потока пришли они к Гефсиманскому саду.

Моление о чаше

У входа в сад Иисус оставил учеников. Взяв с собой лишь троих избранных: Иакова, Иоанна и Петра, он пошёл на Елеонскую гору. Наказав им не спать, он отдалился для молитвы. Предчувствие гибели переполняло душу Иисуса, сомнения овладели им. Он, поддавшись своей человеческой природе, просил Бога-Отца пронести мимо чашу Страстей, однако покорно принял Его волю.

Поцелуй Иуды и арест Иисуса

Поздно вечером в четверг Иисус, спустившись с горы, будит апостолов и говорит им, что предавший его уже приближается. Появляются вооружённые служители храма и римские воины. Иуда указал им место, где можно найти Иисуса. Иуда выходит из толпы и целует Иисуса, давая стражникам условный знак.

Они хватают Иисуса, при попытке апостолов помешать стражникам ранение получает Малх, раб первосвященника. Иисус просит освободить апостолов, те убегают, лишь Петр и Иоанн тайком следуют за стражей, уводящей их учителя.

Иисус перед Синедрионом (первосвященниками)

В ночь Страстного четверга Иисуса привели в синедрион. Христос предстал перед Анной. Тот начал спрашивать Христа о его учении и его последователях. Иисус отказался отвечать, он утверждал, что всегда проповедовал открыто, не распространял никакого тайного учения и предложил выслушать свидетелей его проповедей. Анна не имел власти вынести приговор и отправил Христа к Каиафе. Иисус хранил молчание. Синедрион, собравшийся у Каиафы, приговаривает Христа к смерти.

Отречение апостола Петра

Петра, следовавшего за Иисусом до синедриона, не впустили в дом. В прихожей он подошёл к очагу, чтобы согреться. Слуги, один из которых был родственником Малха, узнали ученика Христа и стали расспрашивать его. Пётр трижды отрекается от учителя, до того, как пропел петух .

Иисус перед Понтием Пилатом

Утром Страстной пятницы Иисуса отвели в преторию, которая помещалась в бывшем дворце Ирода у башни Антония. Необходимо было получить от Пилата утверждение смертного приговора. Пилат был недоволен тем, что его вмешивают в это дело. Он удаляется с Иисусом в преторию и дискутирует с ним наедине. Пилат после беседы с осуждённым решил по случаю праздника предложить народу отпустить Иисуса. Однако толпа, подстрекаемая первосвященииками, требует отпустить не Иисуса Христа, а Варавву. Пилат колеблется, но в итоге приговаривает Христа, однако, при этом использует не формулировку первосвященников. Умывание рук Пилатом — знак того, что он не хочет вмешиваться в происходящее.

Бичевание Христа

Пилат приказал бичевать Иисуса (обыкновенно бичевание предшествовало распятию).

Поругание и увенчание терновым венцом

Время — позднее утро Страстной пятницы. Место действия — дворец в Иерусалиме у башни замка Антония. Чтобы осмеять Иисуса, «Царя Иудейского», на него надевают красную власяницу, венец из терновника и дают в руки жезл. В таком виде его выводят к народу. Увидев Христа пурпурной мантии и венце, Пилат, по свидетельству Иоанна и синоптиков, произносит: «Се человек». У Матфея эта сцена объединена с «умыванием рук».

Крестный путь (Несение креста)

Иисус приговорён к позорной казни через распятие вместе с двумя разбойниками. Местом казни была Голгофа, расположенная за городом. Время — около полудня Страстной пятницы. Место действия — подъем на Голгофу. Приговорённый должен был сам нести крест до места казни. Синоптики указывают, что за Христом следовали плачущие женщины и Симон Киринеянин: так как Христос падал под тяжестью креста, солдаты заставили Симона помогать ему.

Срывание одежд с Христа и разыгрывание их солдатами в кости

Солдаты бросили жребий, чтобы разделить одежду Христа.

Голгофа — Распятие Христово

По еврейскому обычаю осуждённым на казнь предлагалось вино. Иисус, пригубив его, отказался от напитка. По обеим сторонам от Христа были распяты два разбойника. Над головой Иисуса к кресту была прикреплена табличка с надписью на надписью еврейском, греческом и латинском языках: «Царь Иудейский». Через некоторое время распятый, мучимый жаждой попросил пить. Один из солдат, стерегущих Христа, обмакнул в губку в смесь воды с уксусом и на трости поднёс к его губам.

Снятие с креста

Чтобы ускорить смерть распятых (был канун пасхальной субботы, которая не должна была омрачаться казнями), первосвященники приказывают перебить им голени. Однако Иисус был уже мёртв. Один из солдат (в некоторых источниках — Лонгин) ударяет Иисуса копьём в рёбра — из раны потекла кровь, смешанная с водой. Иосиф из Аримафеи, член Совета старейшин, пришёл к прокуратору и испросил у него тело Иисуса. Пилат распорядился выдать тело Иосифу. Другой почитатель Иисуса, Никодим, помог снять тело с креста.

Положение во гроб

Никодим, принёс ароматы. Вместе с Иосифом он подготовил тело Иисуса для погребения, завернув его в саван с миррой и алоэ. При этом присутствовали галилейские жены, которые оплакивали Христа.

Сошествие в ад

В Новом Завете об этом сообщается только апостолом Петром: Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши… быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал. (1Петр. 3:18-19).

Воскресение Иисуса Христа

В первый день после субботы, утром ко гробу воскресшего Иисуса пришли женщины с миром, чтобы умастить его тело. Незадолго до их появления происходит землетрясение, а с небес сходит ангел. Он отваливает камень от гроба Христа, чтобы показать им, что тот пуст. Ангел говорит женам, что Христос воскрес, «… совершилось недоступное никакому взору и непостижимое».

Фактически Страсти Христовы заканчиваются Его смертью и последовавшими за ней оплакиванием и погребением тела Иисуса. Само по себе Воскресение Иисуса Христа является следующим циклом истории Иисуса, также состоящим из нескольких эпизодов. Однако всё же существует мнение, что «сошествие во ад представляет собой предел уничижения Христа и в то же время начало Его славы».


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 27 апр 16, 21:04
+2 0

КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения

КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения


Крещение Господне. Таинство крещения

 

В этот день вспоминается крещение Иисуса Христа Иоанном Предтечей (Крестителем) в реке Иордан. К тому времени сошлись все пророчества о пришествии в мір Мессии и многие ждали Его. Иоанн Предтеча начал подготовительную проповедь крещения во оставление грехов: «Иоанн убо крести крещением покаяния, до во Грядущего по нем верят, сиречь во Христа Иисуса» (Деян. 19:4).

Иоанново Крещение имело смысл духовно очищающего омовения. «Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои» (Мф. 3:5-6). При этом Иоанн говорил: «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым» (Мф. 3:11). Поэтому, когда безгрешный Сын Божий в начале Своего подвига проповеди и постепенного восхождения на Крест пришел креститься, Иоанн стал удерживать Его, говоря: «Мне надобно креститься от Тебя». На что Иисус ответил: «Так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:14-15) – и принял крещение. Преподобный Иоанн Дамаскин говорил, что Господь крестился не потому, что Сам имел нужду в очищении, но чтобы, «водами погребсти человеческий грех», исполнить закон, открыть таинство Святой Троицы, освятить "водное естество" и, разумеется, подать нам образ и пример Крещения.

Греческое слово, переданное на славянский и затем русский языки словом "крещение", буквально означает "погружение" (как и в других европейских языках). Однако в русском языке при переводе Священного Писания свв. Кирилл и Мефодий избрали для этого слово с иным, символическим и многообязывающим корнем – "крест". Это должно нам постоянно напоминать об ответственности за свое крещение как приобщение к крестному подвигу Христа Искупителя человеческого греха.

Праздник Крещения Господня называется также Богоявлением – потому что при Крещении Господа была открыта великая тайна триипостасного единства Бога: міру явилась Пресвятая Троица (Мф. 3:13-17; Мр. 1:9-11; Лк. 3:21-22). Бог Отец свидетельствовал с небес о Сыне, Сын крестился в водах Иордана, и Дух Святой сошел на Сына в виде голубя. С древних времен этот праздник назывался днем Просвещения и праздником Светов, потому что Бог есть Свет и явился просветить «седящим в стране и сени смертней, свет возсия им» (Мф. 4:16) и спасти по благодати падший человеческий род.

Своим Крещением Христос положил начало крещению каждого человека во имя Пресвятой Троицы – Отца и Сына и Святого Духа: «Кто не родится от воды и духа, не может войти в Царстве Божие» (Ин. 3:5), - говорит Господь в Евангелии.  Принятие таинства Крещения является обязательным условием принадлежности верующих к Церкви. В первые века христианства принятие таинства крещения теми, кто проходил специальную подготовку - катехизацию, совершалось именно в праздник Крещения Господня. Крещение во имя Святой Троицы совершается троекратным погружением в воду – это не просто традиция, а важное напоминание о трехдневном погребении Христа перед Воскресением.

Каждый крещаемый повторяет путь Христа: умирает, чтобы затем воскреснуть. Умирает для греховной жизни и сатаны и воскресает, чтобы начать новую жизнь, жизнь с Богом. Все его естество при этом обновляется до самых своих оснований. Ему оставляются все его грехи, которые он совершил до Крещения, человек освобождается и от безысходной власти первородного греха. Таким образом, таинство крещения – не просто обряд, при нем совершается благодатное схождение Святаго Духа на крещаемого, подобно тому, как это как это произошло при Крещении Богочеловека.

- - - -
На фото: Крещение мальчика Глеба отцом Иоанном Савченко в подмосковной речке Нара в лагере "Витязей" летом 2005 г. Крестный отец – М.В. Назаров. Заснят момент сразу после третьего погружения мальчика во имя Святаго Духа. На снимках двух первых погружений светящийся шар над головой крещаемого отсутствует. Направление движения шара: с востока вниз под углом 45 градусов. (Фото Борислава Карандаева. Снимок сделан цифровой камерой, значит "засвечиванием пленки" этот свет объяснить невозможно.)
- - - -

Условия, при которых может совершаться Крещение над каждым человеком – покаяние и вера. К Крещению можно приступить, лишь отказавшись от своих грехов и осудив их. Это  таинство понимается и как очищение от греха, и как взятие на себя креста дальнейшей борьбы с грехом: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9:23). Человек отрекается от сатаны, объявляя ему войну, и соединяется со Христом, становясь членом Церкви.

При крещении ребенка он становится членом Церкви по воле взрослых, которые за него отрекаются от сатаны (трижды плюют на него, повернувшись лицом к западу) и берут на себя ответственность за воспитание чада в Истине, ограждая от греха. При крещении взрослого человека это должно означать сознательную глубокую перемену в его жизни, начало ее настоящего содержания, отвержение всего предыдущего греха, лишение его влияния на новую жизнь через покаяние в нем. Покаяние есть первая новозаветная заповедь, вводящая во все прочие христианские добродетели. Иисус Христос призывал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное» (Мф. 4:17).Для приходящих от жидов (отец которых – сатана, – Ин. 8:44) с древности в Церкви был выработан особый чин крещения с особым покаянным отречением от жидовско-сатанинских пут.

Но если нет веры, нет покаяния, «если… душа не свергла с себя страстных нечистот, и жизнь после крещения сходна с жизнью до крещения, то… для таковых вода останется водою», - наставлял готовящихся к Крещению святой Григорий Нисский в IV веке. Об этом всегда предупреждали святые Отцы Церкви. Так же и иудей, принявший крещение, если он не забывает о гордыне своей национальной еврейской "богоизбранности", не отвергается жидовских обычаев, симпатизирует им, проявляет кровную солидарность с теми, кто кричал при распятии Сына Божия: «Кровь Его на нас и детях наших!» (Мф. 27:25) – видимо, и для такого "новообращенного" "вода осталась водою". Чтобы выйти из Таинства Крещения новым человеком, нужно стремиться стать новым. В напоминание о неразрывной связи крещения с покаянием накануне праздника Крещения Господня (Крещенский сочельник) установлен строгий пост.

В день праздника и в день Крещенского сочельника совершается Великое водоосвящение. С глубокой древности существует убеждение в освящении всей водной стихии на земле в ночь на 6/19 января по православному календарю, поскольку Крещение Христа освятило воды иорданские и через них всю водную стихию: "Пускай радуется вся земля, пускай веселится небо, пускай взыграет весь мір, реки пусть восплещут, источники и озера, бездны и моря пускай радуются все вместе" (из богослужения предпразднества Богоявления).

Воды Иордана в этот день, как было при крещении Христа, неожиданно текут вспять, как бы показывая происходящую перемену в природе - это одно из регулярно повторяющихся православных чудес. Как иорданские воды, символизирующие тяжесть греха, очистились прикосновением к телу Христову, телу безгрешному, всечистому, безсмертному, пронизанному и сияющему Божеством, телу Богочеловека, так и все воды на земле очищаются до глубин и вновь делаются первичными водами жизни, способными очищать и омывать грех, обновлять человека, приобщать его вечной жизни Царства Божия. Вот почему в церквях в этот праздник освящают воду; предписаны уставом крестные ходы на "источники водные".

Крещенская вода является великой святыней, которую благоговейно хранят дома в течение года. На протяжении года и более вода не портится, свежа, чиста и приятна, и это - чудо благодати Божией, в котором может убедиться каждый. Крещенская святая вода обладает огромной целительной силой при болезни, но действие ее зависит от веры человека. Святую воду употребляют в небольшом количестве, утром, строго натощак, с молитвой «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» для освящения души и тела. Крещенская вода отгоняет нечистых духов, и поэтому ей окропляют жилище, вещи и пищу с той же молитвой.

Подробное описание таинства Крещения.


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 18 янв 16, 16:24
+4 6

Кронштадтский светоч и газетные гиены

Кронштадтский светоч и газетные гиены

...Неистребимо живет в душе человека потребность найти и облобызать святыню, поклониться ей, побыть в ее освящающем и поднимающем дух общении. У русского православного народа потребность эта является особенно повышенной, она заполняет и потрясает всю душу народную, господствуя над всеми другими ее интересами и запросами. И вот сюда, к чудному старцу, столько лет обращает свои взоры святая и святолюбивая Русь. Одни к нему являлись лично, с ним молились и молятся, получали совет и благословение, получали нередко и дар чудодейственной помощи. Как их ни много, они, сравнительно со всей Русью, – едва приметная часть народа. Все прочие <…> только созерцали это дивное видение нашего времени и радовались Божией благодати, в нем почивающей, и возгревали веру и упование, и насыщались его обильной духовной трапезой слова, молитвы, непрестанного поучения – поучения его жизни, подвига, любви, щедродательности, горящей веры и горящего слова, исходящего из уст его. <…>
Здесь, в этом святом храме, полвека трепетал самый воздух его от гласа молитв и воздыханий всероссийского пастыря и молитвенника; здесь пролились его первые слезы священнической молитвы; здесь возносились к Богу его пастырские скорби и радости; здесь около него было столько духовных восторгов веры, упований, столько событий и случаев возрождения, покаяния, спасения, отрад и утешения, столько чудес Божественной благодати, что поистине должно сказать словами Господа к Моисею у купины неопалимой: Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая (Исх. 3, 5). Столько лет неизменно и непрестанно днем и глубокой ночью, и утру глубоку, еще сущей тьме, он стоял здесь и учил, и молился, – и дал ему Бог радость видеть, как город, известный в прежнее время только блудом и пороком, обратился во всероссийское чтимое место, в место паломничества, как действие его служения сказывалось все шире и шире. 
Долго и постепенно разгорался его светильник, пока не засиял на всю Россию и далеко за ее пределами правилом веры, образом кротости и воздержания учителем, пока не стяжал наш пастырь всероссийский смирением высокая и нищетою – богатая. Вздымались гордо волны неверия в 1860-х годах, были жестокие бури в Церкви, поднимались ереси, возрос и пал Толстой… Отец Иоанн безтрепетно и непрестанно увещевал, наставлял, бичевал, обличал порок и гордыню неверия и ереси, он стоял несокрушимым столпом православной церковности, на себе самом, в живом примере показывая и доказывая силу, живость и действенность Святой Церкви, которая способна возрастить в своих недрах такого благодатного пастыря. Он зажег священный огонь в тысячах душ, он спас от отчаяния тысячи опустошенных сердец, он возвратил Богу и в ограду Церкви тысячи гибнущих чад, он увлек на служение пастырское столько выдающихся людей, которые именно в личности отца Иоанна успели увидеть, оценить и полюбить до самозабвения красоту священства. Теперь они, нередко уже стоящие на высоких степенях иерархии, приезжают к старцу Божию и пред ним, смиренным, склоняются до праха земного. Вчера и сегодня мы были тому свидетелями. 
И вот в последние годы, когда назревала и прорвалась гноем и смрадом наша пьяная, гнилая и безбожная, безнародная, самоубийственная революция, мы увидели страшное зрелище. Ничего не пощадили ожесточенные разбойники, не пощадили ни веры, ни святынь народных. И старец великий, светило нашей Церкви, «отец – отцов славная красота», честь нашего пастырства, человек, которым гордились бы каждая страна и каждый народ, – этот старец на глазах у всех возносится на крест страданий, предается поруганию и поношениям; его честь, его славу, его влияние расклевывают черные вороны. Поползла гнусная сплетня, газетные гады, разбойники печати, словесные гиены и шакалы, могильщики чужой чести вылезли из грязных нор. Еврействующая печать обрушилась грязью на отца Иоанна. Нужно им разрушить народную веру, нужно опустошить совесть народа, нужно толкать народ на путь преступления, нужно отомстить человеку, который так долго и успешно укреплял веру, воспитывал любовь к Царю и Родине, бичевал всех предателей, наших иуд и разрушителей Родины, начиная от Толстого и кончая исчадиями революции. Его первого стала травить и безславить разнузданная печать. Помню я, два года назад, возвращаясь из Сибири к северной столице, видел по всей линии железной дороги эти листки, рисунки, стихи и издательства над Иоанном Кронштадтским… Потом на краткое время травля ослабела, но теперь вся эта грязь опять соединяется в один общий поток. Черные вороны тучами собираются над Россией, и первое, что они силятся расклевать хищными клювами, – это святыни и святых, подорвать авторитет уважаемых лиц, подорвать благоговение религиозное, на котором построен всякий долг, всякий порядок, всякая жизнь, истинно достойная и истинно человеческая. 
Нам нет дела до того, что собственно хотел выразить автор бездарной сценической стряпни (речь идет о кощунственной пьесе «Черные вороны», где высмеивались о. Иоанн Кронштадский и его последователи. – Примеч. ред.), рассчитанной на обирание простодушных людей – обирание, которое он бичует, однако, не в себе и себе подобных, как бы следовало, а в других. Может быть, он, как уверяет, и в самом деле хотел изобразить в отталкивающем виде изуверное сектантство и религиозное шарлатанство, хотя бы прикрывающее себя именем отца Иоанна: ведь зло может прикрыться не только именем чтимого пастыря, но даже именем Иеговы (иеговисты) или Иисуса (иезуиты); ведь и в других областях мысли и жизни вообще сатана нередко преобразуется в образ Ангела, и разве мы не видели, как разбойники, насильники и предатели народные, служащие за еврейские деньги разрушению России, выступают под знаменем братства, равенства и особенно «народной свободы» или блага общества (социализм). Итак, мы не говорим здесь о пьесе и ее содержании: мы говорим о том, что сделали из нее на сцене гнусные служители сцены, лакеи, продажные и пресмыкающиеся прислужники низменных инстинктов толпы и диавольской революции. На сцене вместо бичевания сектантского зверства или обмана, к ужасу православных, изображается быт и обстановка наших православных обителей и храмов и недвусмысленно выводится в шутовском виде наш доблестный пастырь, всенародно чтимый, о котором народная вера давно сказала свой приговор, что житие его славно и успение будет со святыми. И это в то время, когда он, на склоне дней обезсиленный мучительным недугом, ослабевший телесными силами, едва двигаясь, совершает среди верующих по-прежнему свои, может быть, последние на земле подвиги молитв и благочестия, когда он не в силах защитить себя, когда мы трепещем за каждый день и час его жизни, когда еле теплится и вот-вот погаснет эта святая лампада, догорит эта чистая Божия свеча! Неужели нет ему защиты? Неужели мы оставим его одиноким посреди нашего многолюдства? Неужели он отдан на растерзание духовных псов, на пытки и издевательства этих разбойников? 
<…> В этот день церковно-гражданского праздника хочется чрез вас, через все это великое множество народа, из этого храма на всю Россию сказать: О, храните святыню и святых! Берегите ваши духовные сокровища! Защищайте, отстаивайте их от всех тех свиней, что топчут их ногами! Или не знаете, что уста праведных каплют премудрость, язык же нечестивых погибнет? Или не верите, что идеже внидет досаждение, тамо и безчестие – и это мы видели на всех этих усилиях свободы и «освободительного движения», полного одной злобы и досаждения? Или забываете, что в благословении правых возвысится град, а устами нечестивых раскопается? Или перестало быть непреложной истиной, что праведниками держатся царства человеческие, что семя свято – стояние их, что правда возвышает народ, а умаляют племена грехи? <…>
Не унизите вы Бога и святыни, не заплюете неба – плевки возвратятся на головы плевавших, но сами вы, сами вы – какой ответ дадите? Что скажут о нас потомки? Как справедливо они осудят нас за то, что мы не умели и не хотели уберечь святого, не защитили, не оградили его оградой и стеной любви и это в то время, когда живы и среди нас тысячи им исцеленных чудесно, тысячи им возрожденных! Тогда как ответим мы и Богу, и не свершится ли над нами Его правый и страшный приговор, что если мы Моисея и пророков не слушаем, то если кто из мертвых воскреснет, не поверим? Тогда не дошли ли мы до хулы на Духа, за которую одну, по суду даже Cамой воплощенной Любви, объявившей прощения всякой хуле и всякому греху, нет прощения ни в сей жизни, ни в будущей? 
Тогда и на земле не устоять нашему Царству и не жить нашему народу. Любовью к нашему старцу, молитвой за него, проявлением всенародного и общественного негодования к исчадьям «черных воронов» и всякой театральной нечисти мы должны ополчиться в защиту наших попираемых святынь. 
А вам, гнусные хулители, готово пророческое слово того самого праведника, которого вы теперь обливаете грязью. Как бы в предзрении скорби, всего три года назад, отец Иоанн писал в своем дневнике: «Благодарю Тебя, Господи, Боже мой, что Ты призвал меня в общение Божественной трапезы Твоей, сделал меня сотрапезником и собеседником Твоим, чтобы возлежать как бы на персях Твоих, или, точнее, иметь Тебя внутрь в персях и в сердце моем. Какой Ты сподобил меня чести, какого достоинства, какой любви, какого общения! Что я Тебе за это принесу и что воздам, великодаровитый, безсмертный Царь?! Но какое прискорбие, что служители Твои и сотрапезники Твоей Божественной трапезы ныне в пренебрежении и поношении у людей века сего; как они поносят священников Твоих и Церковь Твою, и святое слово Твое, которое изрек Дух Святый! И доколе Ты терпишь их, доколе не уничтожишь их, уничиживших Тебя, Бога нашего, и не изгладишь имени их из числа живых?! Да погибнет память их с шумом! Буди!» Аминь. 
Священномученик Иоанн Восторгов
Произнесено 6 декабря 1907 года в Кронштадтском Андреевском соборе
Печатается с сокращениями

 




 

 
 

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 14 янв 16, 19:03
+4 2
Темы с 1 по 10 | всего: 12

Последние комментарии

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
андрей андреев
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
андрей андреев
андрей андреев
штык
штык
штык
Читать

Поиск по блогу

Блог
МЫТАРСТВА
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 11 май, 19:21
+4 11
КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 19 янв, 16:59
+4 11
60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 24 дек 16, 18:32
+3 6

Последние комментарии

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
андрей андреев
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
андрей андреев
андрей андреев
штык
штык
штык

Люди

142 пользователям нравится сайт russland.mirtesen.ru

Блог
МЫТАРСТВА
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 11 май, 19:21
+4 11
КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Таинство крещения
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 19 янв, 16:59
+4 11
60 фактов о последнем Русском Императоре Николае Александровиче и его правлении
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 24 дек 16, 18:32
+3 6