АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ предлагает Вам запомнить сайт «РУССКОЕ СЛОВО»
Вы хотите запомнить сайт «РУССКОЕ СЛОВО»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Встань за Веру, русская земля! Сайт патриотов России.

Основная статья: Пиджаки

Быт и нравы сибирских староверов.

Быт и нравы сибирских староверов.

 


В настоящее время в нашей стране как никогда остро стоит проблема нравственного и духовного возрождения общества, поиск национальной идеи.
Во всем мире, во всех странах существуют свои исторически сложившиеся традиции, вероисповедания, жизнь общества строится на определенных моральных нормах. Открытие «железного занавеса» принесло в РФ не только положительные стороны демократии, такие как свобода слова, свобода личности, но и все ее отрицательные стороны – получила широкое распространение наркомания, проституция, стала гораздо шире проблема алкоголизма. Прекращена работа с молодежью. Утрачены институты, школы, семьи (закрылись кружки, секции, нет культа родителей, семьи). Образовались социальные, психологические, моральные пустоты в обществе, которые заполняются различными негативными явлениями. Обращение к западной культуре привело к так называемой американизации общества. Появилось много заимствованных иностранных слов, засоряющих русский язык. Изменилось поведение подростков, возросла их агрессивность. Утрата национальных традиций, отказ от семейных укладов привели к утрате связи поколений. Бездуховность общества, психологическая опустошенность порождают высказывания о том, что у русского народа нет будущего. Как один из способов выживания можно принять обращение к собственной истории, чтобы понять и оценить все лучшее, что было в традиционных укладах жизни русского народа. Такими заповедниками русской культуры были поселения старообрядцев. Именно в старообрядчестве сохранились духовные начала: вера в Бога, трудолюбие, почитание старших, отрицательное отношение к аморальным вредным привычкам. В этом можно убедиться, побывав в районах компактного проживания староверов.

I. Сибирь и старообря

дчество.Освоение Сибири – важнейший процесс в развитии российской государственности. В этом историческом процессе можно выделить два важнейших явления, которые определили особенность культуры сибирского региона: это становление сибирского казачества и движение старообрядчества в духовно-религиозном мире Сибири.

Казаки атамана Ермака, сделав первые шаги в освоении бескрайних просторов Сибири, остались верны ей на протяжении всей эпопеи освоения. Несмотря на тяжелейшие условия своего похода, казаки решали, что лучше погибнуть от холода и голода, чем отступить. Лучше проявить храбрость и завоевать для отечества могущественную Сибирь, заслужив тем самым вечную славу для себя. Для них Сибирь должна была стать частью России, где они будут ее представлять с полным правом и навсегда.

Из возведенных казаками первых сибирских острогов берут свое начало основные сибирские города. Казаки охраняли границы государства Российского и своей строгой уставной культурой определяли энергетику и ответственность сибиряков.

Особое значение в развитии культуры Сибири имело старообрядчество. Хранители старых церковных обрядов – старообрядцы считали, что церковная реформа патриарха Никона разрушит не только священную природу православия, но и самобытность русской культуры. Защитники старой веры подвергались жесточайшим гонениям со стороны Церкви и государства. И, чтобы спастись, уходили за Урал, в Сибирь. Бегущие от мира подвижники старой веры могли выжить только в упорном труде и духовной истовости, в вере. Прежде необжитые земли превращались через какое-то время в образцовые поселения. Благодаря старообрядцам, Сибирь сохраняла традиционные аскетические формы жизни.

Потомки старообрядцев в последующем времени внесли большой вклад в развитие российской культуры как целостности (русское купечество, наука, промышленность). Значительная часть российского капитала 19 века находилась в руках старообрядцев -до 70%. Они создали текстильную промышленность Москвы и Подмосковья. Среди старообрядцев крупные династии промышленников и торговцев. Старообрядцы из Саратовской губернии продавали хлеб за границу в таких крупных масштабах, что от их поставок зависели цены на хлебных рынках Англии, Франции и других европейских государств. Старообрядцы построили сотни больших торговых сел и поселков, где жили общиной.

Благодаря старообрядцам в Сибири устояла разрушенная в 1649г соборным уложением русская община. Здесь с новой силой проявилась сплоченность общин разных сословий, не пропустившая в Сибирь крепостнические отношения и наследственное дворянство. Эта сплоченность, восходящая к древним русским традициям, в сравнительно короткое время позволила сформировать мощные земледельческо-зерновые районы по всему лесостепному поясу Сибири, которые в середине XVIII века превратили Сибирь из ржаной в пшеничную. Русские переселенцы сравнительно быстро нашли мирные формы диалога с коренными народами Сибири. Свобода и воля с начала XVIIIв зарождают в суровой Сибири промышленность и совершенно не свойственные для центральной России товарно-денежные отношения. С приходом русских в Сибирь зернопроизводство и животноводство становятся основными направлениями сельскохозяйственного развития. Освоение Сибири приобретает устойчивый сибирский характер с присущими духовно-ценностными и технологическими качествами.

Таким образом, в истории освоения Сибири сложились две линии: первая – официальная государственная, осуществлявшаяся первоначально силами казачества; вторая, которую можно обозначить как диссидентскую, то есть возникшую в результате борьбы с государственной и церковной властью реформаторов, – старообрядцы.
Обе силы заложили основы сибирской культуры и определили ее специфические черты. Казаки строили остроги и города, укрепляли власть России в регионе. Старообрядцы внесли особую твердость духа, трудолюбие и ответственность.

Сибирь была землей мужественных и свободных людей. Здесь не было крепостного права. Сибирь не была обременена наследным дворянством. Здесь сложилось веротерпимое отношение к разным религиозным формам.
В зависимости от отношения к проведению обрядов (причащение, миропомазание, крещение, брак) среди староверов сложились разные толки и согласия: поповцы и беспоповцы. Среди беспоповцев много толков, наиболее крупные согласия – поморское, часовенное. К часовенному согласию относятся староверы юга Сибири. Часовенное согласие – старообрядцы первоначально бывшие поповцами, но из-за гонений оставшиеся на длительное время без священства. Вынужденно совершая обряды богослужения без попов, сделались беспоповцами. Важнейшим отличием часовенных от других беспоповцев остается лишь отказ от перекрещивания тех, кто переходит к ним из иных старообрядческих согласий. Крещение совершается мирянами в деревянной купели – «кадушке», тогда как во многих беспоповских согласиях предпочитается совершение крещения в открытой воде. Старообрядцы часовенного толка ныне проживают на Урале в Западной и Восточной Сибири.
В Сибири проживал большой процент старообрядцев. В журнале «Церковь» за 1908 год приведены данные о том, что 1/3 часть населения Сибири имеет старообрядческие корни. В освоении Сибири старообрядцы играли немаловажную роль. Даже живя скрытно, они своей хозяйственной деятельностью приносили пользу государству. Будучи хорошими хозяевами, староверы строили селения, обосновывались на берегах рек, заводили пашню. На территории Красноярского края проживают старообрядцы разных согласий, есть места компактного проживания на Ангаре, в южных районах края, в районе Обь-Енисейского канала.

В местах компактного проживания старообрядцы сохраняют свою веру, уклад жизни, традиции. Таким регионом является верховье реки Енисея. На берегу Кызыл-Хема и Каа-Хема находятся старообрядческие селения часовенного согласия: Верхний и Нижний Чедралык, Унжей, Ужеп. Выше по течению по притокам рек (ручьям) расселены по несколько старообрядческих семей. Многие страрообрядцы Верхнего Енисея – выходцы из южных районов Красноярского края.

II. Особенности жизни старообрядцев в Сибири.

В старообрядческой среде, как ни в какой другой, сохранились исконно русские национальные традиции. Это касается образа жизни, строений, патриархального уклада, обрядов и обычаев, ведения хозяйства, а самое главное – сохранилась вера, мировосприятие, нравственные устои. Трудолюбие воспитывалось с детства. Семейный уклад был направлен на формирование таких черт, как трудолюбие, терпение, уважение старших. Вера в Бога, библейские заповеди учили людей отношениям к людям, природе, к труду. Именно отношение к труду было главным в мировосприятии староверов. Старались делать все основательно: дома, приусадебные постройки. Особое отношение было к орудиям труда. Русское население Тувы проживает в основном на притоках Енисея, в компактных селениях. Любое равнинное место, пригодное для пашни, осваивалось. Селения были как большие, так и в два – три дома. Все постройки крестьян можно разделить на две группы: жилые и хозяйственные строения. Каждый дом был обязательно огорожен, имел свой двор с различными хозяйственными постройками. На дворах находились помещения для скота, здесь же хранили хозяйственный инвентарь и запасы корма для скота. Дворы были как крытые одно – двухэтажные, так и открытые и крытые частично. В больших селениях дворы – закрытые, с глухими воротами. В небольших селениях дворы открытые. Одноэтажный крытый двор имел вид целой постройки с помещением для скота. В отличие от северного двора он был больше вытянут в длину (вдоль боковой стены жилой постройки). Поэтому он делился на задний и передний двор. В таких дворах были утепленные постройки для молодняка, разный хозяйственный инвентарь. Крытый двор мог быть использован также в качестве гаража. Навесы для сена назывались балаганами. Колодцев в селениях было мало, так как жили возле рек, у ручьев. На скалистых берегах есть водокачки – приспособления для подъема воды.
В селениях были в основном рубленые избы. Сруб представлял собой деревянную клетку из взаимно пересекающихся бревен, уложенных одно на другое. В зависимости от вышины и способа соединения бревен на углах существовали различные вида соединения. Например, «в угол», «в крюк», «в охряпку», «в лапу», «в охлуп», «в иглу», «в уклон».

В качестве крыши домов использовались различные виды кровли. В поселках староверов преобладала стропильная кровля.

Дома строились основательно, на века. Обстановка у разных крестьян была разная, в зависимости от материального достатка. В целом вещи крестьян можно разделить на две большие группы:

1. Предметы внутренней обстановки.

2. Крестьянская утварь.

К первому относится: столы, скамьи, стулья, шкафы; кровати и спальные принадлежности; предметы для освещения; средства хранения вещей.

Ко второму относятся: утварь и посуда для воды; предметы, связанные с топкой печи; посуда и утварь для выпечки и хранения хлеба; посуда для молочного хозяйства, посуда и утварь для приготовления пищи в печи; столовая посуда; утварь для переработки и хранения зерна; утварь для сбора грибов и ягод; утварь для стирки белья.

В доме у старообрядцев всегда прибрано, каждый предмет имеет своё место. Главное место в доме – красный угол. В красном углу находилась божница, куда ставились иконы. Божница обязательно должна находиться в юго-восточном углу.

В домах много старинных икон. Под божницей на столе лежали уникальные, старинные книги, лестовки. Лестовка – распространенный в Древней Руси и сохранившийся в обиходе старообрядцев тип четок. Представляет собой плетеную кожаную или из другого материала ленту, сшитую в виде петли. Знаменует одновременно и лествицу (лестницу) духовного восхождения от земли на небо, и замкнутый круг, образ вечной и непрестанной молитвы. Употребляется лестовка для облегчения подсчета молитв и поклонов, позволяя сосредоточить внимание на молитвах.

Лестовки и поныне являются главным атрибутом при чтении молитв.

По поводу предметов внутренней обстановки, следует сказать, что помещения не заставлены, шкафы были не у всех староверов. Главным образом из-за маленьких габаритов избушки, в которой была всего лишь одна комната. Такие дома были преимущественно у старых, пожилых людей. Печь была в каждом доме. Устанавливалась она обычно в одном из углов избы, с некоторым отступом от стен во избежание пожара. Глина замешивалась с песком и сбивалась на месте слоями, при помощи специальных деревянных колотушек. Потом, с помощью формы устанавливался округлый полусвод печи, на который снова укладывали глину до определенной высоты. Также существовали формы для труб. Когда печь была готова, формы сжигались, глина высыхала и сохраняла ту же форму. Для печи имелись различные приспособления. Ставили и вынимали посуду ухватом, имелись специальные совочек и щеточка для отчистки печи от золы, кочерга. По бокам печи, над полусводом, имелись два отверстия, называемые глазницами. Использовали их и для сушки варежек и для хранения серянок. Печи подобного строения с глазницами напоминали сцены из русских народных сказок. Небольшие шкафчики-полочки висели над столами, они предназначались для хранения посуды. В настоящее время у большинства староверов есть связь с внешним миром, у каждого в доме имеются современные предметы наряду со старинными. Для освещения используются керосиновые лампы, свечи, хотя уже в больших поселениях и домах были линии электропередачи.

Посуда у старообрядцев в основном была деревянная. В поселениях были бондари, которые занимались изготовлением кадок, бочек, ведер и другой посуды. Кроме клепочной посуды изготавливалась долбленая. Для этого использовались выдержанная, абсолютно сухая древесина березы или осины. В долбленой посуде хранили мед, соленья и другие продукты.

У большинства староверов столовая посуда была фабричного производства – фарфоровые чашки, металлические вилки, только у пожилых людей сохранялись самодельные деревянные и глиняные чашки и деревянные ложки. Староверы к посуде относились очень щепетильно, не позволяли есть из нее «мирским» людям.
Быт старообрядцев тесно связан с их образом жизни. Основное направление в хозяйстве – земледельческо-промысловое. Добывающими промыслами были охота и рыболовство. Было развито мелкое кустарное производство, которое представлено прядением и ткачеством, кожевенным и гончарным производством. Некоторые виды ремесел сохранились до наших дней, в том или ином виде.

В укладе жизни староверов используются и в наши дни такие ремесла, как плетение корзин, изготовление берестяной, деревянной посуды.

Некоторые из ремесел в настоящее время почти не используются, такие как кожевенное и гончарное производство. Староверы стали покупать одежду и обувь фабричного производства.
Наряду с использованием вещей фабричного производства продолжают изготовлять и пользоваться домоткаными полотнами и коврами. В домах у хозяек имелись и разные прялки.

Население занималось сельским хозяйством и животноводством. Проблема ведения хозяйства заключалась в том, что местность была, в основном, гористая. Селились обычно у мест впадения горных ручьев в реку и на ровной местности, пригодной для ведения хозяйства. Зачастую, живя на холмистой местности, староверы не имеют возможности заниматься земледелием, но они содержат скот. Таким образом, между жителями верховьев, которые содержат скот, и между жителями низовьев реки происходит натуральный обмен шкурами, зерном, мясом, хлебом. При каждом доме имелся свой огород, хоть и маленький. Обрабатывали огороды различными приспособлениями, инструментами. Во дворах были такие орудия труда как: вилы, грабли, лопаты, мотыги, серп, коса – литовка, крюк, борона, железная и рамочная, с железными и деревянными зубьями, продольная пила. Наиболее зажиточные хозяева имеют сельхозтехнику.

Традиции изготовления орудий труда сохранялись из поколения в поколение, придавая очень большое значение земледельческому труду. К изготовлению орудий труда подходили очень тщательно. Основную часть своего времени они отдавали хозяйству, чтобы прокормить себя, и так же свято чтили свою веру и относились к труду, как к высшему предназначению человека. В повседневной жизни староверы руководствовались уставом. Даже в наши дни можно наблюдать, как строго они соблюдают правила. Особенно это касается старшего поколения. По прежнему много времени уделяют молитвам. Люди живут натуральным хозяйством, следуя библейской заповеди «В поте лица добывай хлеб свой».

Везде у староверов господствовал культ чистоты. Поддерживалась чистота жилища, усадьбы, одежды, тела. В среде староверов не было обмана и воровства, в селах не знали замков. Давший слово, как правило, его не нарушал, исполнял обещание. Старших староверы почитали. Молодежь до 20 лет не пила, не курила. Крепость нравов ставилась в пример. Это к концу 19 века запреты стали нарушаться. За самовольства, непослушание предавали анафеме, не пускали в церковь. Только покаяние позволяло ослушнику восстановить свою репутацию в обществе.

Повседневные религиозные отправления состояли в следующем. Каждый день старовера начинался и кончался молитвой. Рано утром, поднявшись и умывшись, творили «начал». Помолившись, принимались за трапезу и за труды праведные – основу крестьянского благосостояния. Перед началом любого занятия обязательно творили Исусову молитву, осеняя себя двуперстием.

Народно-бытовая культура старообрядцев – очень сложный феномен. Казалось бы, все дела и помыслы староверов направлены к одной цели – сохранить те общественные отношения, которые существовали до утверждения крепостного права в России, сохранить старину – национальную одежду, обычаи и обряды, старую веру. Но не только в прошлое были обращены помыслы староверов. Они внесли большой вклад в развитие торговли и промышленности.

Сохранение традиционных способов ведения хозяйства, ремесел говорит об устойчивых формах образа жизни и быта, сохранении исконно национальных корней. Мало измененными остаются не только религиозные обряды, но и свадебные, и похоронные обряды.

Одежда старообрядцев – сибиряков имела свои особенности. Костюм женщины сохраняется издавна. На голове кичка, сшитая из стеганой материи; имеет вид шляпы без полей, более высокой спереди и несколько понижающейся к затылку. Но носят кички и без бисера. Сарафан цветной, яркого цвета, с большими резкими цветными узорами. Внизу сарафана нашита цветная полоска, резко отличающаяся по цвету от сарафана. Сарафан опоясывается самотканым поясом. Фартук цветной покрывает переднюю часть сарафана и доходит до половины грудей. Шнуром он держится на шее, а на талии он скрепляется также шнуром или тесьмой. Бусы украшают грудь. Шнурок с крестом надет также поверх рубахи. Крест всегда запрятан под фартук. На ногах сапоги с широкими подборами. Смотря по погоде, надевают курмушку или халатик, который набрасывается на плечи или надет «нараспашку». В теплую погоду вместо халатика покрываются длинным платком. На пальцах носят кольца.

Рубаха мужчины обычная великорусская. Обычно рубаха и штаны шьются из покупной материи. Но носят рубахи и из самотканого холста, окрашенного в синюю краску. Из такого же холста шьют и штаны. Покрой у штанов широкий, с напуском. Молодежь уже шьет узкие штаны. На ногах обычно ичиги, иногда сапоги. На голове носят небольшую валяную шляпу. Встречаются молодые мужики и ребята с серьгой в левом ухе. На рубаху, смотря по погоде, надевают поддевку или курму. Молодежь не строго держится старого покроя платья: носит пиджаки, картузы. Когда идут в церковь или в моленную, надевают обязательно халат. В халате стоят в церкви и старики, и парни, и ребятишки.

III. Вклад старообрядчества в развитие хозяйства и культуры Сибири.

Освоение Сибири – важнейший процесс в развитии российской государственности. С 16 века Россия расширяет свои территориальные владения, устанавливает политическую власть над аборигенными народами Сибири. Для нас, сибиряков, это история становления культуры нашей малой родины – Сибири. Особое значение в культуре Сибири имело старообрядчество. Хранители старых церковных традиций – старообрядцы выступали за сохранение самобытности русской культуры. Защитники старой веры подвергались жесточайшим гонениям со стороны церкви и государства. И, чтобы спастись, уходили за Урал, в Сибирь. Бегущие от мира подвижники старой веры могли выжить только в упорном труде и духовной истовости, в вере. Таким образом, старообрядчество заложило основы нашей сибирской культуры и определило ее специфические черты. Старообрядцы внесли особую твердость духа, трудолюбие и ответственность. Сибирь была Землей мужественных и свободных людей. Здесь не было крепостного права. Сибирь не была обременена наследным дворянством. Здесь сложилось веротерпимое отношение к разным религиозным формам. Старообрядцы также сыграли важную роль и в развитии земледелия в Сибири. Они принесли с собой наблюдательность и смекалку умелых земледельцев, прилежание и любовь к земле, деловой практицизм. Это имело огромное значение в освоении новой территории в Сибири. Эта роль подтверждается следующим высказыванием иркутского губернатора Н.И.Трескина 1808 году: «Пример редкого трудолюбия, прилежания к хлебопашеству подают поселенные в Верхнеудинском уезде старообрядцы. Они поселены на песчаных и каменистых местах, где даже не предвиделось возможности к земледелию, но неусыпное трудолюбие их и согласие сделало, так сказать, и камень плодородным». Народно-бытовая культура старообрядцев – очень сложный феномен. Казалось бы, все дела и помыслы староверов направлены к одной цели – сохранить те общественные отношения, которые существовали до утверждения крепостного права в России, сохранить старину – национальную одежду, обычаи и обряды, старую веру. Но не только в прошлое были обращены помыслы староверов. Они внесли большой вклад в развитие торговли и промышленности. Старообрядчество расшевелило народные массы и в нравственном отношении. Оно заставило русских людей задуматься над своим поведением, над жизнью. Праведно ли живем, когда утрачиваем свои культурные ценности, свое своеобразие, когда перенимаем бездумно зарубежные образцы? Старообрядцы жили богатой духовной жизнью, у них было много грамотных людей, их хозяйство находилось в лучшем состоянии. А семейные общины староверов, достигавшие 40-50 человек, были очень сплоченными и крепкими.

Сибиряк – это, прежде всего личностный культурно-психологический образ творца и носителя сибирской культуры. Образ русобородого сибиряка-крепыша нес в себе два основных человеческих качества: надежность и трудолюбие, основной установкой которого был поиск социального и природного согласия при устройстве жизни.

Заключение
Народ, чтобы остаться на планете как культурная общность, должен заботиться о самосохранении, передавая подрастающему поколению культурные ценности. Этим занимались в былые времена старшие и те, кому поручалось воспитание и обучение детей. В старину на Руси существовало слово «отечествие», обозначавшее род, поколение, отчизну, дом, где человек родился и рос. Привязанность к этому месту, к отеческой земле, хранение того, что тебе всего роднее, ближе и дороже, – свидетельство культурной зрелости личности. Это патриотизм. Он дает человеку осознание сопричастности к родной земле и культуре, носителем и хранителем которой он становится. Однозначно можно сделать вывод о значительном вкладе старообрядцев в развитие хозяйства и культуры Сибири. Именно старообрядческая среда несет в себе духовность, исконно национальные традиции. Изучая прошлое, мы можем выбрать все лучшее из богатой многовековой истории русского народа.Все лучшее, что несет старообрядческая среда: это и традиционный семейный уклад, и трудовое воспитание, когда труд – это привычка, а не обязанность, не стоит безоглядно отвергать и забывать. Мы не хотим, чтобы у нас не было будущего, мы не хотим, чтобы нас тоже считали потерянным поколением (70-80-е г.), мы надеемся увидеть свою Родину сильной и развитой страной с богатой духовной культурой, чтобы наши дети могли гордиться ею.


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 4 дек 16, 19:57
+2 1

Миф о вековечной бедности простого русского народа

Миф о вековечной бедности простого русского народа 17 век   мифы   Простые русские люди на протяжении всей тысячелетней истории России жили бедно - не то что в просвещённой Европе - таков ещё один весьма популярный миф. Однако сами иностранцы, побывавшие в России, свидетельствуют об обратном. Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело, постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так ли было на самом деле? Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения, стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д. В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны. Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск - его воззрения на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как "Политика", в котором тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России. Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?... Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка… Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь. Необходимо отметить, что только в 20 веке мир пришёл к тому, что фасон одежды перестал определять достаток человека. Пиджаки носят и министры, и профессора, а джинсы может надеть как миллиардер, так и простой рабочий. А вот что пишет Крижанич про еду: «Русская земля по сравнению с Польской, Литовской и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное. Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также добывается в изобилии.» А вот каким было, по данным В.Ключевского, в 1630 году, типичное малоземельное (засевавшее поле размером в одну десятину, то есть 1.09 га ) крестьянское хозяйство Муромского уезда: «3-4 улья пчел, 2-3 лошади с жеребятами, 1-3 коровы с подтелками, 3-6 овец, 3-4 свиньи и в клетях 6-10 четвертей (1,26-2,1 куб.м) всякого хлеба». Многие иностранные путешественники отмечают дешевизну продуктов в России. Вот что пишет Адам Олеарий, который, будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в 1634 и 1636-1639 гг. «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант очень дешев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку.» А вот другая цитата из него же: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то ее не считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму денег». Борис Кустодиев. Сельская ярмарка. 1920 Персиянин Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться Дон Хуан Персидский, даёт аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в России: «Мы пробыли в городе[Казани] восемь дней, причем нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать». А вот что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один раз можно купить до двухсот штук». Секретарь австрийского посла в России Гвариента Иоанн Корб, бывший в России в 1699 году, также отмечает дешевизну мяса: «Куропатки, утки и другие дикие птицы, которые составляют предмет удовольствия для многих народов и очень дороги у них, продаются здесь за небольшую цену, например, можно купить куропатку за две или за три копейки, да и прочие породы птиц приобретаются не за большую сумму». Соотечественник Корба, Адольф Лизек, состоявший секретарем при австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, и вовсе отмечает, что «птиц так много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят». В том же 17-веке в Германии проблему с мясом решали по-другому. Там за время Тридцатилетней войны(1618–1648) было уничтожено около сорока процентов населения. В результате дело дошло до того, что в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях Германии (христианской, между прочим, страны) было разрешено многоженство для восполнения людских потерь. Однако, всё вышеописанное относится к периоду до 18 века, т.е. Московского царства. Посмотрим, что было в период Российской империи. Интересны записки Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779 по 1786 год он жил в России, в Санкт-Петербурге, где работал учителем и воспитателем графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю: (к сожалению, он не уточняет, о крестьянах какой именно области идёт речь). «Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может обработать. Русский крестьянин, далекий от городской жизни, трудолюбив, весьма смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живет в достатке. Когда он завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предается отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремесла, у крестьян было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом. И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют рассчитывать свою выгоду, поскольку еще не достаточно прочувствовали необходимость ремесел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дешево, что, получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно». Обратим внимание, что о том, русское «рабство» крестьян более предпочтительным, чем «свобода» французских пишет не кто-нибудь, а будущий активный участник Великой Французской революции, прошедшей под лозунгом «Свобода, равенство и братство». То есть у нас нет причин подозревать его в необъективности и пропаганде крепостного права. Вот что он писал в одном из своих писем по поводу положения французских крестьян ещё до своего отъезда в Россию: Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него с крестьянами обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят больше, чем в отдаленных провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце, но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать ночи напролет, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено ударить никого из этих оленей. Работник, согбенный в рабской покорности, часто понапрасну тратит свое время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам, которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд. Речь идёт как раз про тех самых «свободных» французских крестьян, «свобода» которых, по мнению Ромма, хуже «рабства» русских крепостных. А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: «Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности». Положение русского крепостного крестьянства было лучше не только французского, но и ирландского. Вот что писал в 1824 г. английский капитан Джон Кокрейн. «Безо всяких колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги, и лучшая их часть вывозится из второй страны, между тем как местные препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят такого расхода. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами». Напомним, что в 1741 г. голод унес в могилу одну пятую часть населения Ирландии — около 500 тыс. человек. Во время голода 1845-1849 гг. в Ирландии погибло от 500 тыс. до 1,5 млн. человек. Значительно увеличилась эмиграция (с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн. чел.). В итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30%. В дальнейшем Ирландия также быстро теряла население: если в 1841 г. численность населения составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс. Отдельно хотелось бы осветить жилищный вопрос: «Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их можно купить и задешево доставить на место и сложить», - Адам Олеарий. «Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их перевозятся куда угодно», - Яков Рейтенфельс, курляндский дворянин, пребывал в Москве с 1670 по 1673 год. «Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь», - писал Уильям Кокс, английский путешественник и историк, дважды посетил Россию (в 1778-м и 1785 гг.). Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге «Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей скотины». А вот что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году: Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и около нее разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими святых с большими головами, темными лицами и тонкими длинными руками. .. Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных переплетах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всем доме полы были чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены. Из всего вышеперечисленного видно, что, по свидетельству самих иностранцев, которые могли сравнивать быт простого народа как в России, так и в своих странах, и которым нет надобности приукрашивать российскую действительность, во время допетровской Руси, и во время Российской империи простой народ жил в целом не беднее, а зачастую и богаче, чем другие народы Европы. Литература: 1. «Россия - это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век» Издательство Сретенского монастыря, 2004 г. 2. А. Горянин. Мифы о России и дух нации, М., Pentagraphic, 2002 3. В. Мединский. О русском пьянстве, лени и жестокости. М. Олма, 2008 4. А.В. Чудинов О путешествии Жильбера Ромма в «Сибирь» (1781 г.): гипотезы и факты 5. Ричард Пайпс. Россия при старом режиме. 6. В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала. М., Правда, 1983.

Источник: http://statehistory.ru/34/Mif-o-vekovechnoy-bednosti-prostogo-russkogo-naroda/


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 13 окт 16, 21:48
+3 1

Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев

Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев

Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело, постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так ли было на самом деле? Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения, стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д. 
 
В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны. 
 
Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск — его воззрения на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как «Политика», в котором тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России. 
 
Вот что он пишет: 
   
«Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?.. 
   
Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка… 
   
Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь». 
 
Необходимо отметить, что только в 20 веке мир пришёл к тому, что фасон одежды перестал определять достаток человека. Пиджаки носят и министры, и профессора, а джинсы может надеть как миллиардер, так и простой рабочий.
 
А вот что пишет Крижанич про еду: 
   
«Русская земля по сравнению с Польской, Литовской и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное. Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также добывается в изобилии». 
 
А вот каким было, по данным В.Ключевского, в 1630 году, типичное малоземельное (засевавшее поле размером в одну десятину, то есть 1.09 га ) крестьянское хозяйство Муромского уезда: «3-4 улья пчел, 2-3 лошади с жеребятами, 1-3 коровы с подтелками, 3-6 овец, 3-4 свиньи и в клетях 6-10 четвертей (1,26-2,1 куб.м) всякого хлеба». 
 
Многие иностранные путешественники отмечают дешевизну продуктов в России. Вот что пишет Адам Олеарий, который, будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в 1634 и 1636—1639 гг. «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант очень дешев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку». А вот другая цитата из него же: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то ее не считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму денег». 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Персиянин Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться Дон Хуан Персидский, даёт аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в России: 
   
«Мы пробыли в городе [Казани] восемь дней, причем нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать». 
 
А вот что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один раз можно купить до двухсот штук». Секретарь австрийского посла в России Гвариента Иоанн Корб, бывший в России в 1699 году, также отмечает дешевизну мяса: 
   
«Куропатки, утки и другие дикие птицы, которые составляют предмет удовольствия для многих народов и очень дороги у них, продаются здесь за небольшую цену, например, можно купить куропатку за две или за три копейки, да и прочие породы птиц приобретаются не за большую сумму». 
 
Соотечественник Корба, Адольф Лизек, состоявший секретарем при австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, и вовсе отмечает, что «птиц так много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят». 
 
В том же 17-веке в Германии проблему с мясом решали по-другому. Там за время Тридцатилетней войны (1618–1648) было уничтожено около сорока процентов населения. В результате дело дошло до того, что в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях Германии (считавшейся, между прочим, «христианской») было разрешено многоженство для восполнения людских потерь. 
 
Однако, всё вышеописанное относится к периоду до 18 века, т.е. Московского царства. Посмотрим, что было в период Российской Империи. Интересны записки Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779 по 1786 год он жил в России, в Санкт-Петербурге, где работал учителем и воспитателем графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю (к сожалению, он не уточняет, о крестьянах какой именно области идёт речь). 
 
«Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может обработать. Русский крестьянин, далекий от городской жизни, трудолюбив, весьма смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живет в достатке. Когда он завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предается отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремесла, у крестьян было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом. И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют рассчитывать свою выгоду, поскольку еще не достаточно прочувствовали необходимость ремесел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дешево, что, получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно». 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Обратим внимание: о том, что русское «рабство» крестьян более предпочтительным, чем «свобода» французских пишет не кто-нибудь, а будущий активный участник Великой Французской революции, прошедшей под лозунгом «Свобода, равенство и братство». То есть у нас нет причин подозревать его в необъективности и пропаганде крепостного права. 
 
Вот что он писал в одном из своих писем по поводу положения французских крестьян ещё до своего отъезда в Россию: 
   
«Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него с крестьянами обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят больше, чем в отдаленных провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце, но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать ночи напролет, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено ударить никого из этих оленей. Работник, согбенный в рабской покорности, часто понапрасну тратит свое время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам, которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд». 
 
Речь идёт как раз про тех самых «свободных» французских крестьян, «свобода» которых, по мнению Ромма, хуже «рабства» русских крепостных. 
 
А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: 
   
«Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности». 
  
Положение русского крепостного крестьянства было лучше не только французского, но и ирландского. Вот что писал в 1824 г. английский капитан Джон Кокрейн. «Безо всяких колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги, и лучшая их часть вывозится из второй страны, между тем как местные препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят такого расхода. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами». 
 
Напомним, что в 1741 г. голод унес в могилу одну пятую часть населения Ирландии — около 500 тыс. человек. Во время голода 1845—1849 гг. в Ирландии погибло от 500 тыс. до 1,5 млн. человек. Значительно увеличилась эмиграция (с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн. чел.). В итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30%. В дальнейшем Ирландия также быстро теряла население: если в 1841 г. численность населения составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс. 
 
Отдельно хотелось бы осветить жилищный вопрос: 
   
«Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их можно купить и задешево доставить на место и сложить», — Адам Олеарий. 
   
«Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их перевозятся куда угодно», — Яков Рейтенфельс, курляндский дворянин, пребывал в Москве с 1670 по 1673 год. 
   
«Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь», — писал Уильям Кокс, английский путешественник и историк, дважды посетил Россию (в 1778-м и 1785 гг.). Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге «Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей скотины». 
 
А вот что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году: 
   
«Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и около нее разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими святых с большими головами, темными лицами и тонкими длинными руками. 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных переплетах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всем доме полы были чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены». 
 
Из всего вышеперечисленного видно, что, по свидетельству самих иностранцев, которые могли сравнивать быт простого народа как в России, так и в своих странах, и которым нет надобности приукрашивать российскую действительность, во время допетровской Руси, и во время Российской Империи простой народ жил в целом не беднее, а зачастую и богаче, чем другие народы Европы. 
 
Литература: 
   
«Россия — это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век» Издательство Сретенского монастыря, 2004 г. 
А. Горянин. Мифы о России и дух нации, М., Pentagraphic, 2002 
В. Мединский. О русском пьянстве, лени и жестокости. М. Олма, 2008 
А.В. Чудинов О путешествии Жильбера Ромма в «Сибирь» (1781 г.): гипотезы и факт 
Ричард Пайпс. Россия при старом режиме. 
В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала. М., Правда, 1983. 

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 8 июл 16, 17:04
+4 235

Как собирались средства на сталинскую «индустриализацию»

Как собирались средства на сталинскую «индустриализацию»

 

 

Всем поклонникам большевистских «достижений» посвящается.

Из воспоминаний о раскулачивании в средней полосе РСФСР, 1930-1932 годы:

«Было мне тогда четыре года, когда пришли раскулачивать моих родителей. Со двора выгнали всю скотину и очистили все амбары и житницы. В доме выкинули все из сундуков, отобрали все подушки и одеяла. Активисты тут же на себе стали примерять отцовские пиджаки и рубашки. Вскрыли в доме все половицы, искали припрятанные деньги, и, возможно золото. С бабушки (она мне приходилось прабабушкой, ей было больше 90 лет, и она всегда мерзла) стали стаскивать тулупчик. Бабушка, не понимая, чего от нее хотят активисты, побежала к двери, но ей один из них подставил подножку, и когда она упала, с нее стащили тулупчик. Она тут же и умерла.

Ограбив нас и убив бабушку, пьяные уполномоченные с активистами, хохоча, переступили через мертвое тело бабушки и двинулись к нашим соседям, которые тоже подлежали раскулачиванию, предварительно опрокинув в печи чугуны со щами и картошкой, чтобы мы оставались голодными. Отец же стал сколачивать гроб из половиц для бабушки. В голый и разграбленный наш дом пришли женщины и старушки, чтобы прочитать молитвы по новопреставленной рабе Господней. Три дня, пока покойница лежала в доме, к нам еще не раз приходили уполномоченные, всякий раз унося с собой то, что не взяли ранее, будь то кочерга или лопата. Я сидела на окне и караулила – не идут ли опять активисты. И как только они появлялись, быстро стаскивала со своих ног пуховые носочки, которые мне связала моя мама и прятала под рубашку, чтобы их у меня не отняли.

В день, когда должны были хоронить бабушку, в наш дом ввалилась пьяная орава комсомольцев. Они стали всюду шарить, требуя у отца денег. Отец им пояснил, что у нас уже все отняли. Из съестного в доме оставалось всего килограмма два проса, которое мама собрала в амбаре на полу. Его рассыпали в первый день раскулачивания из прорвавшегося мешка, который тащили пьяные комсомольцы. Пока они рылись в доме, мама незаметно сунула в гроб, под голову мертвой бабушки, наш последний мешочек с просом. Активисты, не найдя в доме денег, стали их искать в гробу у покойницы. Они нашли мешочек с просом и забрали его с собой».

 


АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 14 мар 16, 19:27
+5 0

Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев

Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев

Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело, постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так ли было на самом деле? Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения, стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д. 
 
В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны. 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск — его воззрения на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как «Политика», в котором тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России. 
 
Вот что он пишет: 
   
«Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?.. 
   
Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка… 
   
Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь». 
 
Необходимо отметить, что только в 20 веке мир пришёл к тому, что фасон одежды перестал определять достаток человека. Пиджаки носят и министры, и профессора, а джинсы может надеть как миллиардер, так и простой рабочий.
 
А вот что пишет Крижанич про еду: 
   
«Русская земля по сравнению с Польской, Литовской и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное. Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также добывается в изобилии». 
 
А вот каким было, по данным В.Ключевского, в 1630 году, типичное малоземельное (засевавшее поле размером в одну десятину, то есть 1.09 га ) крестьянское хозяйство Муромского уезда: «3-4 улья пчел, 2-3 лошади с жеребятами, 1-3 коровы с подтелками, 3-6 овец, 3-4 свиньи и в клетях 6-10 четвертей (1,26-2,1 куб.м) всякого хлеба». 
 
Многие иностранные путешественники отмечают дешевизну продуктов в России. Вот что пишет Адам Олеарий, который, будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в 1634 и 1636—1639 гг. «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант очень дешев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку». А вот другая цитата из него же: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то ее не считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму денег». 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Персиянин Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться Дон Хуан Персидский, даёт аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в России: 
   
«Мы пробыли в городе [Казани] восемь дней, причем нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать». 
 
А вот что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один раз можно купить до двухсот штук». Секретарь австрийского посла в России Гвариента Иоанн Корб, бывший в России в 1699 году, также отмечает дешевизну мяса: 
   
«Куропатки, утки и другие дикие птицы, которые составляют предмет удовольствия для многих народов и очень дороги у них, продаются здесь за небольшую цену, например, можно купить куропатку за две или за три копейки, да и прочие породы птиц приобретаются не за большую сумму». 
 
Соотечественник Корба, Адольф Лизек, состоявший секретарем при австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, и вовсе отмечает, что «птиц так много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят». 
 
В том же 17-веке в Германии проблему с мясом решали по-другому. Там за время Тридцатилетней войны (1618–1648) было уничтожено около сорока процентов населения. В результате дело дошло до того, что в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях Германии (считавшейся, между прочим, «христианской») было разрешено многоженство для восполнения людских потерь. 
 
Однако, всё вышеописанное относится к периоду до 18 века, т.е. Московского царства. Посмотрим, что было в период Российской Империи. Интересны записки Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779 по 1786 год он жил в России, в Санкт-Петербурге, где работал учителем и воспитателем графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю (к сожалению, он не уточняет, о крестьянах какой именно области идёт речь). 
 
«Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может обработать. Русский крестьянин, далекий от городской жизни, трудолюбив, весьма смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живет в достатке. Когда он завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предается отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремесла, у крестьян было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом. И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют рассчитывать свою выгоду, поскольку еще не достаточно прочувствовали необходимость ремесел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дешево, что, получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно». 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Обратим внимание: о том, что русское «рабство» крестьян более предпочтительным, чем «свобода» французских пишет не кто-нибудь, а будущий активный участник Великой Французской революции, прошедшей под лозунгом «Свобода, равенство и братство». То есть у нас нет причин подозревать его в необъективности и пропаганде крепостного права. 
 
Вот что он писал в одном из своих писем по поводу положения французских крестьян ещё до своего отъезда в Россию: 
   
«Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него с крестьянами обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят больше, чем в отдаленных провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце, но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать ночи напролет, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено ударить никого из этих оленей. Работник, согбенный в рабской покорности, часто понапрасну тратит свое время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам, которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд». 
 
Речь идёт как раз про тех самых «свободных» французских крестьян, «свобода» которых, по мнению Ромма, хуже «рабства» русских крепостных. 
 
А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: 
   
«Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности». 
  
Положение русского крепостного крестьянства было лучше не только французского, но и ирландского. Вот что писал в 1824 г. английский капитан Джон Кокрейн. «Безо всяких колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги, и лучшая их часть вывозится из второй страны, между тем как местные препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят такого расхода. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами». 
 
Напомним, что в 1741 г. голод унес в могилу одну пятую часть населения Ирландии — около 500 тыс. человек. Во время голода 1845—1849 гг. в Ирландии погибло от 500 тыс. до 1,5 млн. человек. Значительно увеличилась эмиграция (с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн. чел.). В итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30%. В дальнейшем Ирландия также быстро теряла население: если в 1841 г. численность населения составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс. 
 
Отдельно хотелось бы осветить жилищный вопрос: 
   
«Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их можно купить и задешево доставить на место и сложить», — Адам Олеарий. 
   
«Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их перевозятся куда угодно», — Яков Рейтенфельс, курляндский дворянин, пребывал в Москве с 1670 по 1673 год. 
   
«Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь», — писал Уильям Кокс, английский путешественник и историк, дважды посетил Россию (в 1778-м и 1785 гг.). Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге «Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей скотины». 
 
А вот что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году: 
   
«Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и около нее разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими святых с большими головами, темными лицами и тонкими длинными руками. 
 
Бедствовал ли крестьянин на Руси?
 
Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных переплетах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всем доме полы были чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены». 
 
Из всего вышеперечисленного видно, что, по свидетельству самих иностранцев, которые могли сравнивать быт простого народа как в России, так и в своих странах, и которым нет надобности приукрашивать российскую действительность, во время допетровской Руси, и во время Российской Империи простой народ жил в целом не беднее, а зачастую и богаче, чем другие народы Европы. 
 
Литература: 
   
«Россия — это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век» Издательство Сретенского монастыря, 2004 г. 
А. Горянин. Мифы о России и дух нации, М., Pentagraphic, 2002 
В. Мединский. О русском пьянстве, лени и жестокости. М. Олма, 2008 
А.В. Чудинов О путешествии Жильбера Ромма в «Сибирь» (1781 г.): гипотезы и факт 
Ричард Пайпс. Россия при старом режиме. 
В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала. М., Правда, 1983. 
 
 

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 19 окт 15, 08:40
+2 10
Показаны все темы: 5

Последние комментарии

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Ирина Гросс
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Ирина Гросс
наследница дзержинского...
Ирина Гросс Работница тюрьмы в Сибири пыталась отрубить священнику голову мечом
Вильгельм Вильгельмов
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
такая же, как в 17-м!! вы тупой????
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской
Вильгельм Вильгельмов
А какая революция была в 92?
Вильгельм Вильгельмов В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Вильгельм Вильгельмов
ну-ну
Вильгельм Вильгельмов В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской
Читать

Поиск по блогу

Блог
Быт и нравы сибирских староверов.
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 4 дек 16, 19:57
+2 1
Миф о вековечной бедности простого русского народа
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 13 окт 16, 21:48
+3 1
Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 8 июл 16, 17:04
+4 235

Последние комментарии

АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Ирина Гросс
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Ирина Гросс
наследница дзержинского...
Ирина Гросс Работница тюрьмы в Сибири пыталась отрубить священнику голову мечом
Вильгельм Вильгельмов
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
такая же, как в 17-м!! вы тупой????
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской
Вильгельм Вильгельмов
А какая революция была в 92?
Вильгельм Вильгельмов В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ
Вильгельм Вильгельмов
ну-ну
Вильгельм Вильгельмов В РПЦ выступили против именования революции 1917 года русской

Люди

147 пользователям нравится сайт russland.mirtesen.ru

Блог
Быт и нравы сибирских староверов.
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 4 дек 16, 19:57
+2 1
Миф о вековечной бедности простого русского народа
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 13 окт 16, 21:48
+3 1
Бедствовал ли крестьянин на Руси? Исторические свидетельства иностранцев
АЛЕКСЕЙ МАЛИНОВСКИЙ 8 июл 16, 17:04
+4 235