РУССКОЕ СЛОВО

228 подписчиков

Язык колен Израилевых. Часть 3

 

Язык колен Израилевых. Часть 3

 

Это конечно является удивительным, но факт остается фактом: все 12 родоначальников колен Израилевых, а также сыновья Ефрема и Рахиль, что нами уже рассмотрено (см.: часть 1 и 2. Язык колен Израилевых), имеют расшифровку своих прозвищ, данных им современниками, на том удивительном языке, на котором и по сию пору ведутся службы в русских церквях.  Что является более чем железным подтверждением заключения исследований Российской академии во главе с С.А. Шишковым, произведенного еще два столетия назад. А профессорским штатом академии, напомним, является, после долгих исследований нашего родного наречия, утверждение о том, что славянорусский язык (церковнославянский) представляет собой Корнеслов языков человечества. А потому и Библия могла быть написана именно на этом языке — и ни на каком другом: другого языка до Всемирного потопа и Вавилонского Столпотворения просто не существовало. А когда началось строительство в долине Сеннаар:

«…из сей земли вышел Ассур и построил Ниневию…» [Быт 10, 11].

Да, Русса единственный (в древности текст записывался как справа налево, так и слева направо), кто в строительстве этого сатанинского капища, затеянного сыном Хама (Ханаана) Немродом, родоначальником немых, не участвовал, что подтверждает и оставшийся лишь у него тот древний язык, бывший ранее у всех.

А вот теперь и выясняется, что древние евреи, писавшие Библию, разговорной речью имели его же.

Но продолжим наше исследование.

 

Зельфа, Ваала, Лия

 

Как остальные члены этого семейства? Неужели же и их имена представляют собой прозвища, данные им современниками на все том же языке — на нашем?

Да, так оно и есть.

У служанки Лииной, Зелфы, прародительницы колен Асира и Гада, имя тоже что-то да значило. Но что?

Смотрим этого слова старославянский перевод:

«Зелвь — черепаха»[1].

И если зелвь — это самец, то самку следует называть: зелва. То есть все опять тоже, к чему мы уже так привыкли: полное совпадение — звук в звук.

Судя по всему, у подслеповатой Лии была слишком медлительная служанка, оттого и прозвана черепахой. Ведь барыни всегда куда-то торопятся, а потому обычно и называют своих служанок копушами. В данном же случае медлительность служанки усугубляется еще и тем фактом, что у самой Лии были большие проблемы со зрением. Потому и приходилось постоянно прибегать к помощи посторонних, которые всегда и раздражают своей медлительностью.

И здесь следует предположить, что раз одна служанка была слишком тихая и медлительная, за что и прозвана черепахой, то другая, ей в противоположность, должна оказаться шустрой и боевой. Потому пробуем прикинуть: как в этом смысле подлежит расшифровке имя Ваалы.

«Вой — др. рус. = воин, санскр. ва — вредить, убивать (См. матер. для слов изд. Ак. н. Т. 2)»[2].

Но ведь это подсказывает, как следует толковать прозвище Евы: Ие ва. В смысле: Богу навредившая. Тем, что дала вкусить запретный плод Адаму, который вместе с ним скушал, в смысле заполучил, ад: ад ам. То есть:

«Согрешил первый человек — и стал смертным…»[3]

А ведь прекрасно известно, что изначально, до вышеописанного эпизода, человеку предназначалось в земном раю безсмертие. Теперь же он становился смертным и, по окончании жизни, в полной независимости от своих заслуг, попадал в ад:

«…до Искупительной Жертвы Иисуса Христа, Ветхозаветная Церковь не являлась спасительной»[4].

«…до Искупительной Жертвы все люди от Адама были связаны адом»[5].

Откуда праведник переселился в рай, то есть был спасен, лишь по Воскресении Иисуса Христа — Спасителя душ. А до этого знаменательного момента на протяжении нескольких тысячелетий он, вместе с грешниками, томился в аду. То есть перевод получается как нельзя более точным исключительно на наш древний язык.

Кстати, эти библейские имена, если кто-то попытается переписать их на принадлежность картавоязычному наречию хананеев, в Талмуде изобразивших их уже на свой манер, зафиксированы и латинскими источниками. Причем, еще раннего средневековья — началом V в. Католический монах Сульпиций Север, например, вот как именует перволюдей:

«После сотворения мира был создан человек: мужчина по имени Адам и женщина по имени Ева»[6].

То есть нами расшифрована самая главная тайна человечества — имена перволюдей: именно так, как записано в нашей Библии, звук в звук, их именовали и полторы тысячи лет назад еще первохристиане. Так что и здесь мы видим уже много раз доказанное: первоязыком планеты является наш язык!

Однако ж продолжаем разбирать составляющие имени Ваала.

«Аль др. рус. = алое…»[7]

А ведь алый — это не просто красный цвет, но цвет именно крови. Потому он прекрасно и увязывается в воинственном прозвище этой быстрой на расправу служанки: ва-алы, чья деятельность не просто воинственна, но и вредоносна.

И здесь, при разборе составляющих имени матери Дана и Неффалима, вновь прослеживается полная аналогия предмету поклонения колен Иосифа — Ефрема и Манассии, обожествивших свою прародительницу — Рахиль. Ведь именно у детей Ваалы, проживающих на склонах Ермона, появляется одноименное своей матери божество — Ваал.

Но и смысл, заложенный в этого монстра, выглядит вполне ему соответствующе: красный вредитель. Вот чем занимаются революционеры под своими красными знаменамивредительством!

Что ж, и здесь все сходится со смыслом: один в один[8].

И именно по этой причине, между прочим, все произошедшие где-либо на планете революции всегда имели именно алые тона своих кровавых знамен[9].

Вот по какой причине в Апокалипсисе при перечне предназначенных ко спасению Израилевых колен не названы именно эти два колена: Дана и Ефрема — они отошли от Бога Авраама, создав культы поклонения своим матерям.

Таким образом, обнаруживается, что три из четырех родоначальниц Израилевых колен имеют происхождение своих имен исключительно от корней нашего древнего языка.

Но как же четвертая из них — Лия?

Исключительно по-русски звучит и ее имя. Все проблемы в случившейся истории нарождения на свет колен Израилевых возникли из-за того, что:

«Лия была слаба глазами…» [Быт 29, 17].

Потому Лаван решил сбыть ее с рук путем какого-то странного обмана, достаточно плохо нами теперь понимаемого. После свадьбы, вместо Рахили, он ввел Иакова именно к ней. И исключительно за счет своего недуга она не сразу обнаружила, что стала женою именно Иакова — жениха своей сестры Рахили.

Но что значит: Лия?

Обратимся к нашим классикам, запечатлевшим в своих произведениях обороты той древней речи, которой мы теперь уже не пользуемся: «Я ль на свете всех милее…»

Здесь в самой фразе заложен знак вопроса, а потому знак препинания совсем не обязателен. В старину, когда знаки препинания еще не употреблялись, именно порядком построения предложения и определялся его характер.

Совсем другое: «Умру ли я…»

Получилось искомое нами имя: Лия.

Много раньше эта фраза имела несколько иное значение:

«Я — их, местоим. трет. лица множ. числа, винительного падежа»[10].

То есть в имени Лии остался зафиксирован ее ответ на брачном ложе, где она, будучи слаба глазами и не поняв намерения своего отца, сообщает Иакову свое кровное родство к семейству Лавана. И эта столь теперь странная история объясняется весьма несложно: мужчины в те далекие времена, как и на сегодняшний день в той местности всеобще принято, на свадьбе веселились без женщин. Причем, и по сию пору, дабы уменьшить свадебные расходы, принято устраивать двойную свадьбу. То есть, в данном случае, замуж, возможно, Лаваном предполагалось выдать обеих своих дочерей. И если сейчас эта местность населена мусульманами, и они как-то умудряются веселиться на своих свадьбах без употребления спиртных напитков, то в древности употребление вина на свадьбах в этих краях отнюдь не возбранялось. Можно даже предположить, что вино здесь «лилось рекой». Потому и вышел тот странный казус, который теперь нам кажется столь неправдоподобным, когда Иаков перепутал Рахиль с Лией, а она, в свою очередь, будучи слаба глазами, перепутала его с ранее предназначавшимся ей в мужья женихом, который куда-то в тот момент запропастился.

А уж раз девушку затронул, то она твоя жена — так всегда было в старину.

Однако ж подобный обычай, когда можно было Лавану всучить Иакову совсем иную свою дочку, имелся тремя тысячелетиями позднее лишь в единственном месте на планете — на Святой Руси. Вот как описывает наши свадебные обычаи Даниил Принтц, посол Австрии в Московии Ивана Грозного:

«…в день, назначенный для свадьбы… невеста с закрытым лицом приводится в храм и, при благодарственных молитвах, священник соединяет ее с женихом. По окончании этого старушки, которые одни только бывает и снаряжают молодую, отводят ее домой, ставят у постели и, снявши покрывало, наконец-то показывают ее жениху; нравится ли она, или не нравится, он принужден бывает взять ее. Русские сами утверждают, что многих таким образом отлично обманывают»[11].

Столетием позже барон Майерберг подтверждает это же:

«…несчастные, следуя предосудительному обычаю отечества, должны обыкновенно жениться на тех, которых позволяют им видеть только по совершении брачного союза священником в церкви, по их взаимному согласию, так что нередко случается, что они обязаны бывают, вместо желанной Рахили, брать навязанную им в супружество Лию…»[12]

Причем, судя по проблемам со здоровьем Рахили, Лаван мог совершить этот подлог чисто умышленно. Он, вероятно, знал, что у его младшей дочери имеются какие-то проблемы с рождением детей. Эти проблемы, собственно, и стали причиной как рождения ею лишь двух последних родоначальников, так и смерти Рахили именно родами.

Лаван же прекрасно знал, что именно от Иакова, прямого и единственного легитимного потомка Авраама, и должен пойти тот самый род, из которого произойдет вочеловечение Сына Божьего — Христа. Потому он, прекрасно понимая в том числе и свою личную ответственность за необходимость не позволить жениться Якову на пусть и любимой, но больной девице, совершенно умышленно совершает этот подлог. Кстати, ведь именно Лия, нелюбимая жена, и производит на свет Колено, из которого затем и воплотится Иисус Христос.

Вот как пересказывает случившееся Иосиф Флавий:

«По истечении семи лет Лаван, сообразно данному слову, велел приготовить свадебный пир. С наступлением же ночи Лаван уложил рядом с ничего не подозревавшим Иаковом другую свою дочь, которая была старше Рахили и некрасива. В темноте и опьянении [ничего не заметив], Иаков соединился с нею и лишь на другой день, заметив обман, стал упрекать Лавана в нарушении слова. Последний оправдывался необходимостью, которая заставила его совершить этот подмен, так как он привел к нему Лию не из злого умысла, но потому, что его побудила к тому другая, более серьезная причина»[13].

Эта серьезная причина запечатлена в имени возлюбленной Иакова — РА хиль. Причем, перевод ее болезни заключен как в проблемах с рождением ею детей, так и в ее последующей смерти именно родами. Причем, даже комментаторы Иосифа Флавия озвучивают болезнь любимой жены Иакова, сообщая, что был:

«у Рахили позор безплодия»[14].

Так что в свете нами разобранного все здесь с глубочайшим смыслом библейской истории очень прекрасно сходится. Ведь вот какое отношение у нас было к людям увечным:

«…девиц хромых и подверженных другим недостаткам очень редко выдают замуж, но по большей части либо заключают в монастырь, либо же содержат в домах родителей»[15].

А ведь так было не где-нибудь, но на Святой Руси времен Ивана Грозного, убитого нашими врагами еще до наступления эпохи самозванничества и связанным с ней дичайшим упадком нравов. То есть чисто традиционно принято было не в любовные игры играть, но заключать браки лишь с единственной целью — рождения детей.

Так, судя по всему, и пытался решить эту проблему со своей болезненной дочерью, по многим признакам страдавшей болезнью безплодия, отец Лии. И все потому, что он желал, чтобы предреченное Святой Троицей в дубраве Мамвре Аврааму, деду Иакова, свершилось. Пусть и не сбылись в тот момент мечты Якова о женитьбе на любимой им Рахили.

Но по тем временам беда была поправимой: это досадное недоразумение, судя по всему, все же рукотворного характера, Иаков компенсировал лишней отработкой в течение и еще семи лет своего вено, что позволило ему приобрести затем и вторую жену.

 

 

Иаков-Израиль, Лаван

 

А что же центральный герой всей этой столь бурной и запутанной истории? Какое отношение к первоязыку человечества имеет его прозвище?

На ст. сл.:

«Кова = жалованье»[16].

Ие кова (Иаков): Божье жалование.

И все потому, что именно его роду было пожаловано Богом произвести на свет Царя Давида, а затем и Богородицу, которая произведет на свет Самого Бога Слова — Иисуса Христа. Вот что значит то жалованье, которое зафиксировано в имени прародителя этого святого семейства. Таким образом и сам центральный герой библейского повествования оказался не только связан с нашим наречием, но имеет свое прозвище, увязанное со значением, которое имел этот человек в деле создания того самого семейства, в котором произвел свое воплощение Сам Бог.

Но вообще-то, если быть точным, это наследие предназначалось брату Иакова, вышедшему из утробы первым. Однако ж, думается, чисто в шутку, так назван был он именно за тот способ, каким появился на свет:

«Первым вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав. Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков» [Быт 25, 25–26].

Что значит это на первый взгляд ни о чем не говорящее слово: ис ав?

Когда дети учатся говорить, то называют животных теми звуками, которые те издают. Собак, в частности, они обычно именуют: ав-ав.

«младенец, без сознания и без произвола, по-своему называет окружающие его предметы»[17].

«Дети представляют образ первобытных людей… язык которых в начале был некое детское лепетание»[18].

«…звукоподражание играло большую роль при первоначальном создании языка»[19].

Вот и прозвище ребенка, лохматого как пес, судя по всему, получилось все от того же корня. Он был, чисто в шутку, поименован выходцем из ав (ис ав). То есть из собак.

Иаков же, ухватившийся за пятку первенца, и никак не желавший отдавать брату первородства, а значит и наследования отцу, судя по всему, в шутку же, за свое неуемное желание стать во главе Богом жалованного рода, что было обещано еще Аврааму, стал поименован: Ие кова. Но смысл этого детского прозвища воплотился в жизнь. А потому Божье жалованье, изначально предназначавшееся старшему брату, Исаву, вопреки всем законам того времени, достается младшему — Иакову.

То есть и здесь все выглядит до удивительности как в полном соответствии с текстом Библии, так и в полном соответствии данных родоначальникам прозвищ с их последующим значением в качестве прародителей двух великих народов. Один становится во главе народа русского, то есть прародителем как чистокровных славян, рожденных Лией и Рахилью, так и славян полукровок, рожденных служанками хананеянками, по возвращении из вавилонского плена ушедших в Европу и ставших исповедниками Христианства. Другой становится родоначальником народа, который уже не имеет права именовать себя наследниками Авраама, но лишь потомками Сары — Сара-сынами (сарацинами) и Сара-мати (сарматами) — это дети от разных жен: белые — поляки,  черные — арабы.

Но, заметим, и имя их родоначальника, получившего свое прозвище от Самого Бога, также прекраснейше расшифровывается при помощи нами уже сейчас обнаруженного. Ведь когда этот прародитель белой части человечества, уклонившегося как от строительства Вавилонской башни, так и от поклонения чуждым богам, был извещен о великом предназначении его рода, то стал переименован Богом:

«…и не будешь ты больше именоваться Аврамом, но будет тебе имя Авраам» [Быт 17, 5].

Раскладываем первоначальное имя патриарха колен Израилевых на составляющие: ав РА м:

мъ — противопоставление, сопротивление, противодействие[20]

РА — солнце, Бог[21];

ав — собака.

Так что смысл звучания его имени был предельно ясен: рыкающий на Бога пес.

Но вот как меняется расшифровка этого дошедшего до нас, что и понятно, в полной неизменности топонима, являющегося, что мы доказываем, именно нашим прародителем. Новая здесь полученная в прозвище буква — ав РА ам — дает нам полную расшифровку всей положительности значения, заложенного Самим Богом в этот термин:

ам — кушать (или жрать [оттого жрец]);

РА — Бог;

ав — собака. Причем, вот как выглядело в те еще времена предназначение этого животного, достаточно не схожее с нынешним:

«Собака у иранцев была посвящена верховному богу Ахурамазде и считалась священным животным»[22].

Являлась же священным животным собака аккурат в то время и в том самом месте, откуда и вышел в землю ему и его потомству обетованную Авраам.

Переводим всю фразу с нами обнаруженным уточнением: приносящий Богу священную жертву.

О чем, собственно, сообщает в точности история о готовности Авраама принести в жертву Богу своего сына Исаака. И это тем более необычно, что в древности в той нами рассматриваемой местности, о чем упоминает Геродот, жрецы (по-ихнему маги):

«…собственноручно убивают всех животных, кроме собаки и человека»[23].

То есть жертва была слишком необычна по любым меркам. Но Авраам, которому было явление Святой Троицы, видел, что только что закланный теленок, после ухода Трех Ангелов, уже приспокойнехоньки, вновь живой, щипал травку на лужайке. Потому он, как и его сын, родившийся после этого знаменитого посещения, были уверены, что эта необычайная в данной местности и у данного народа жертвенность ведет не к смерти, но к жизни. Что и было обещано Аврааму Святой Троицей.

Здесь же выясняется теперь и смысл на первый взгляд не корректного поименования первенца Исаака собакой. Его, судя по всему, так же как затем и первенца Иакова, Рувима, в ознаменование готовности жертвовать собой Исаака на горе Мориа, прозвали: из посвященных Богу (собаке, как и человеку)ис ав.

В завершение же нами долго и нудно разбираемой истории с топонимикой Израилевых колен, выясняем и значение последнего в нашем розыске героя той давней истории.

Отец Лии и Рахили, Лаван, в своем прозвище имеет все те же корни:

«Лава, лавы = плот, мостки, переходы для пешеходов через болото, реку, ручей»[24].

Поскольку Лаван являлся русским человеком, что теперь сомнению не подлежит, он селится на берегу реки. Из страниц Священного Писания явствует, что именно Лаван главенствовал в той местности, куда пришел Иаков. А потому становится вполне понятным, что его будущий тесть не мог не держать в своих руках самый стратегически важный объект — переправу (лаву), за что и получил свое прозвище — Лаван.

Тому подтверждением является и поименование наших дворян шляхтичами. Ведь вот какое значение имеет это казалось бы чисто польское слово:

«Брест Литовский = город гродненской губ… Предание  говорит, что какой-то иностранный гость (купец) не мог пробраться с товарами через вязкие болота, здесь находящиеся; он срубил плотину из березовых деревьев, завалив болото берестою или берестью, и проложил себе таким образом шляховую (торную) дорогу… Сбыв товары он воротился сюда с семейством и слугами и поселился здесь, имея, вероятно, какой-нибудь промышленный расчет... (А. Сергиев в Древн. И нов. Рос. 1876 г., т. II, стр. 343[25].

А расчет он имел именно в возможности переправить проезжающих с товарами купцов по заранее проложенному им шляху к месту назначения товара с наименьшими для них расходами. Понятно, за свои услуги[26] он брал с проезжающих «подорожную». То есть теперь главенствовал в занимаемой им местности.

И это основанное им шляхетство вполне соответствует тому древнему назначению подобного же предприятия Лавана, именуемое теперь лавой.

Так что даже самая последняя точка в данном повествовании звучит более чем убедительно: все сходится на том, что очень тонко подобранные по смыслу имена полностью соответствуют как тексту Библии, так и расшифровке значений, заложенных в эти прозвища, придуманные персонажами Ветхого Завета.

И соответствуют доподлинно в самых последних мелочах исключительно на нашем старославянском наречии — самом древнем языке мира!

Итого: 13 имен сыновей + 2 означенных прародителями внука + все 4 матери + отец семейства + тесть = 21.

То есть практически все члены этого многочисленного семейства, подробно описанные в Бытии, имеют перевод заключенных в эти имена значений исключительно на нашем языке — древнейшем на планете.

И звучат эти переводы более чем убедительно, что совершенно не оставляет никаких шансов даже на малейшую попытку непризнания этого факта: звук в звук соответствуя произнесению топонимов в древних текстах. Что при подобного рода расшифровках не встречается вообще нигде. То есть принадлежность к нашему языку Израилевых колен в процессе вышеприведенного исследования не просто доказана. Но доказана с таким поразительнейшим отрывом от вообще каких-либо чего доказательств, всеобще обычно признаваемых, что не оставляет противникам нашего первородства вообще никаких шансов на непризнание этого выведенного нами факта причастности русского человека к родству нашей Богородицы.

С другой стороны, Она сама об этом сообщала. И не кому там еще, но самому чтимому на Руси святому — Серафиму Саровскому.

Но нас очень долго совершенно необоснованно заставляли в Ее слова не верить…

Подведем же теперь общие итоги произведенного исследования:

  1. Рувим: Ру вима (алтарь Славы).
  2. Симеон: с им и он (с первым и второй).
  3. Левий: левый (плод надежды будущей любви).
  4. Иуда: Ие уда (Божье колено).
  5. Дан: дан (дан Богом).
  6. Неффалим: не валим (непобедим).
  7. Гад: година (термин, означающий рождение ребенка).
  8. Асир: перевернутое и искаженное Руса (Благословенный).
  9. Иссахар: ис сохи Ра (дань из Божьих закромов).
  10. Завулон: заву лоно (пожелание любви мужа).
  11. Иосиф: Ие Сиф (подразумевается: Божий сев).
  12. Бенони: благие они (бе = бес; но — отрицание).
  13. Вениамин: вено аминь (конец брачному договору).
  14. Ефрем: Ие врем (врут: Иосиф и его сын Ефрем, а от того — Ие вреи — евреи).
  15. Манассия: манна сия.
  16. Лия: ли я (ответ на вопрос: их ли[дочь]? — их).
  17. Рахиль: Ра хиль (чахлое солнышко).
  18. Ваала: ва аль (красный [кровавый] вредитель).
  19. Зелфа: зелва (медлительна, как черепаха).
  20. Яков: Ие кова (Богом жалованный).
  21. Лаван: хозяин лавы (переправы).

Приведенные аргументы выглядят теперь уже вовсе не предположением, претендующим лишь на оспаривание целесообразности выдвижения данной гипотезы о происхождении библейских прозвищ от нашего языка: 21 из 21 — слишком весомо, чтобы можно было теперь хоть на тысячную долю усомниться в однозначности решения разобранного вопроса. И становится здесь понятно о каком языке идет речь в нашем древнем «Временнике» Георгия Амартола, когда он сообщает о тех еще незапамятных временах, когда «евреи были русскими»:

«…имена древних — ясное доказательство, что этот язык был до смешения; ведь ни на одном языке значение их не разъясняется»[27].

Да, как на нашем, — ни на одном. А потому становится совершенно очевидным то обстоятельство, что мы, и только лишь мы, имеем свое языковое родство с сошедшим с ковчега семейством праведника Ноя.

А это наше родство не прервалось с ним лишь потому, что мы и только лишь мы счастливо избежали вавилонского перерождения Божьих созданий в исчадия сатанинские, что случилось со всем иным населением земли в долине Сеннаар.

Осознание принадлежности истории, описанной в Ветхом Завете, исключительно к русскому человеку является фактом, который позволяет надежно закрепить за семитами их доподлинное отношение к Православию в России, являющейся страной народа, чей Господь Бог благословен.

Но и как может быть иначе? Ведь все 100% указанных в Ветхом Завете имен в повествовании о семействе Якова-Израиля не просто дают указание о некоей своей возможности происхождения от русского СЛОВА, но заявляют о полной невозможности иных наречий даже не соперничать с ним в этом вопросе, но и пробовать заикаться о самой мельчайшей возможности какого-либо соперничания!!!

Да, именно от нашего СЛОВА исходили все прозвища колен Израилевых, покоривших впоследствии мир. Отрицать этот факт, после доказанного, поистине уже невозможно.

 

 

[1] Протоиерей Дьяченко Г., с. 200.

[2] Там .же, с. 90.

[3] Вертьянов С. Происхождение жизни: факты, гипотезы, доказательства. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2009.  С. 120.

[4] Священник Рожнов В. О тайне воскресения России. Курск, 2001. С. 66.

[5] Там же.

[6] Сульпиций Север. Хроника. Книга 1. Цит. по: Сульпиций Север. Сочинения. Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). М., 1999. Гл. II.

[7] Протоиерей Дьяченко Г., с. 13.

[8] Большевицкая революция в России за последние сто лет произвела замену проживающего здесь православного населения на мусульман, которых до нее на этой территории проживало чуть более 10%, а теперь их уже в Москве половина...

[9] Гитлеровский фашизм — в том числе.

[10] Там же, с. 846.

 

[11] Даниил Принц из Бухова. Начало и возвышение Московии. Императорское общество истории и древностей Российских. М., 1877. С. 63–64.

[12] Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю.  С. 85.

 

[13] Иосиф Флавий. Иудейские древности. Книга 1. Гл. 19. Аб. 7.

[14] Там же, прим. 159.

[15] Даниил Принц из Бухова, с. 64.

 

[16] Протоиерей Дьяченко Г., с. 256.

[17] Услар П.К. Древнейшие сказания о Кавказе. Типография Меликова. Тифлис, 1881. С. 53.

[18] Славянорусский корнеслов. Язык наш — древо жизни на земле и отец наречий иных. СПб., 2005. С. 134.

[19] Услар П.К., с. 53.

 

[20] См.: таблицу семантики лингвистических элементов генетического кода: Гриневич Г.С. Энциклопедия русской мысли том 8. «В начале было слово…» Славянская семантика лингвистических элементов генетического кода. Общественная польза. М., 1997, А. Мартыненко Противостояние. Слово — оружие Русы. М., 2008 и А. Мартыненко Икона зверя. Трилогия: Подземная река. «Профессионал». М., 2010.

[21] Там же.

[22] Геродот, «История». Книга 1. Библиотека «Вехи». 2008. Примечание 91.

[23] Геродот, «История». Книга 1. Библиотека «Вехи». 2008. Гл. 140.

[24] Протоиерей Дьяченко Г., с. 1031.

 

[25] Протоиерей Дьяченко Г., с. 904.

[26] Периодический ремонт проложенного им шляха.

[27] Георгий Монах. Временник. Книга 2. Цит. по: Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). Богородский печатник. М., 2000. Гл. 3. С. 62.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх