РУССКОЕ СЛОВО

228 подписчиков

Обещанное Аврааму Святой Троицей сбывается: из его поколения вочеловечивается Бог. И вот к какому народу принадлежали те древние евреи

Библейские «евреи».

Обещанное Аврааму Святой Троицей сбывается: из его поколения вочеловечивается Бог. И вот к какому народу принадлежали те древние евреи

Рувим

 

Удивительны свойства топонимики. Ведь закрепленные за ней наименования городов, рек, гор, стран, народов никогда не бывают спонтанными. Они:

«…всегда отражают не желательные, а реальные свойства и качества, территориальное или этническое происхождение, место проживания их носителей и обозначают, таким образом, особый смысл, который имели эти свойства и качества для окружающих. Прозвища могли даваться людям в разные периоды их жизни и были известны довольно ограниченному кругу людей»[1].

То есть исключительно их прямым потомкам. Потому на язык какого народа прозвище переводится более чем осмысленно, предком того народа поименованный данным прозвищем человек и является. Это закон.

Так к какому же народу принадлежат действующие лица Ветхого Завета?

Нам всегда говорили, что люди эти являются евреями. Вот и рассмотрим более подробно: кто же они есть такие — библейские «евреи»?

Из наших древнейших письменных источников, сохранявшихся к началу XVIII в. и скрупулезно исследованных Татищевым, явствует, что:

«…славяне в древности в Сирии и Финикии жили, и у еврей имена славянские…»[2]

То есть не только в незапамятные эпохи, но три века назад, когда все изыскания историков уже фиксировались, были у нашего народа на памяти те древние события, когда евреи еще были русскими. А потому на страницах Священного Писания, повествующих о тех далеких временах, когда имен еще не существовало, практически у всех действующих лиц, если верить Татищеву и русским простолюдинам до революции, корни прозвищ обязаны быть исключительно нашими.

Что ж, будем выяснять, так ли это.

Вот как выглядело семейство Иакова (Израиля) в те далекие времена:

«Сынов же у Иакова было двенадцать. Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, по нем Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. Сыновья Ваалы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим. Сыновья Зелфы, служанки Лииной: Гад и Асир» [Быт 35, 22–26].

И стоит лишь допустить, что именно от нашего языка происходят прозвища персонажей Ветхого Завета, чтобы древние этнонимы, на первый взгляд совершенно ни о чем не говорящие, сообщили нам о принадлежности их прежних владельцев именно к нашему славяно-русскому племени. Например:

«Едом — прозвище Исава…»[3]

Из повествования об этом персонаже Библии известно, что Исав легкомысленно отдал младшему брату Иакову свое первородство за еду. Потому и назван этот столь неумеренный любитель покушать в ознаменование своей изизвечной привычки чем-нибудь постоянно питаться: едун. И здесь стоит лишь упомянуть о переводе с нашего древнего языка книг Священного Писания на греческий, чтобы стало понятно, как прозвище Едун деформировалось в Едом: греки вместо звука У выговаривали О. И для обучения именно их грамоте, а вовсе не нас, была изобретена так называемая кириллица, где и по сию пору запечатлено столь для нас ненужное, но столь же необходимое для косноязычных греков, сочетание ОУ. Потому для подмены прозвища, данного этому неумеренному обжоре на нашем языке, вовсе не требовалось производить каких-то особых фальсификаций, а лишь перевести наш текст сначала на греческий, и только затем в обратную сторону. Так Едун и превратился в Едома.

Но как же теперь называются потомки этого неумеренного обжоры — Едуна?

Отдав наследникам своего брата Иакова-Израиля возможность вести свое происхождение от Авраама, потомство Исава повело свой род от жены Авраама — Сарры. А потому стало именоваться Сары сынами: сарацинами. Это точно копирует «тайну» происхождение народа, ведущего свою родословную от служанки Агари — агаряне.

Чему не противоречит и Никоновская летопись:

«…иже Измаильтяне глаголются и Срацини, яко от Сарры наречении от свободной, яко Агарь раба бяше Сарре…»[4]

И вот как чисто по-русски звучат и все иные термины, являющиеся центральными в Священном Писании, в котором запечатлены события, относящиеся к тем самым евреям, которые на тот момент были еще русскими, а не к собранному фарисеями конгломерату мутантов, приписавших принадлежность потомков Авраама исключительно себе.

 

 

Первенца в семействе Иакова (Израиля) родила нелюбимая его жена — Лия:

«Лия зачала и родила [Иакову] сына, и нарекла ему имя: Рувим…» [Быт 29, 32].

Разберем подробно элементы, составляющие корнеслов этого прозвища. Вот как удивительно осмысленно переводится заключительная часть этого топонима с нашего древнего наречия — старославянского:

«Вима возвышенное место; так называется алтарь. Скриж. с. 50»[5].

Кому Лия посвятила этот алтарь?

Ру!

И вот что собою представляет этот удивительный звук:

«…“Ru” на скандинавских языках означает “слава”…»[6]

Подробно разбираем и это понятие:

«КТО ЕСТЬ СЕЙ ЦАРЬ СЛАВЫ; ГОСПОДЬ СИЛ ТОЙ ЕСТЬ ЦАРЬ СЛАВЫ»[7].

«БОГ СЛАВЫ ЯВИСЯ ОТЦУ НАШЕМУ АВРААМУ…» [Деян 7, 2].

Потому имя первенца в семействе Иакова (Израиля) должно звучать так: алтарь Славы (РУ вима).

Выбору данного прозвища сопутствует фраза:

«…ЯКО ПРИЗРЕ ГОСПОДЬ НА МОЕ СМИРЕНИЕ…»[8] [Быт 29, 32].

То есть полная покорность судьбе, которой угодно было принесение ею себя в жертву той прихоти отца, Лавана, теперь совершенно непонятной нам, благодаря которой она стала прародительницей многочисленных народов. То есть себя она положила на алтарь, а потому, назвав сына такою же жертвой, просит себе снисхождения за свое смирение, являющееся вполне осознанным самопожертвованием. Здесь примером ей послужила готовность Авраама на горе Мория, где впоследствии Соломоном будет возведен Иерусалимский храм, принести в жертву Богу своего единственного сына — Исаака.

Закрепляет эту просто поразительнейшую точность расшифровки прозвища первенца в семействе Иакова-Израиля полная идентичность разобранному озвучение терминов, означающих главенствующих на небе ангелов:

«…херувимы, самые приближенные к Богу небесные силы…»[9]

«…изображаются они в небесной иерархии, занимая первое место в первом лике (см. Дион. Ареоп. Небесн. Иерар. гл. 5–9)»[10].

Произнесение звука Р в этом слове выглядит несколько затянутым, что позволяет разложить его на три производных: хер, Ру и вима.

«Херъ —  “божественный, данный свыше”. Ср. нем. Herr (господин…)»[11]

Это определяет смысл всей фразы: главенствующий у алтаря Славы. Что полностью и соответствует месту херувимов в небесной иерархии.

Здесь же, что вновь указывает на верный путь, избранный нами, следует перевести смысл наименования и иного служителя Божьего алтаря — серафима:

«Серафимы —…Они окружают престол Господа и следовательно являются ближайшими слугами…»[12]

Се Ра вим(а): это алтарник Бога.

Так что в обоих случаях расшифровка значений служителей Божьего алтаря, вимы, полностью подтверждает правильность толкования прозвища первенца семейства Иакова: Ру вима — алтарь Славы.

 

 

Симион, Левий, Иуда

 

Затем Лия родила и второго сына. И сказала:

«…Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего. И нарекла ему имя: Симеон» [Быт 29, 33].

Что произносится: симион. При разбивке на составляющие: с им и он. То есть смысл фразы предельно ясен: с первым и второй.

И здесь нет и малейшей натяжки для попытки придания действительному звучанию данного термина желаемого значения в угоду попытки прочтения исключительно на нашем языке. Все дело в том, что в те древние времена, когда появлялись на свет родоначальники Израилевых колен, на нашем языке звуки записывались исключительно так, как и произносятся:

«Истинноречие — текст безлинейных рукописей, сохранившихся от первых времен Русской Церкви, представляет собою в рукописях до XVI в. истинную, правильную речь, то есть текст писался так же, как слышался и в произношении»[13].

Например. Иуда Искариот:

«…так называется в Евангелиях Иуда-предатель по месту своего рождения в г[ороде] Кариоте, колена Иудина»[14].

Смысл здесь предельно ясен: Иуда из Кариот. Однако записан этот термин именно так, как и произносится: Иуда ис Кариот. Евангелие еще более четче подчеркивает нами определенное, именуя в качестве предателя:

«…ИУДУ СИМОНОВА ИСКАРИОТА» [Ин 6, 71].

Повторимся: Иуду Симонова ис Кариота. То есть Иуду по фамилии Симонов из города Кариота.

 И такое сохраняется даже при попытке заинтересованной стороны как-либо заретушировать это звучание:

«На Еврейском языке читается: Ишкариоф, что означает: муж из Кариофа»[15].

Ну что, спрашивается, мудрить? Ведь совершенно же понятно, что из одного слога «иш», даже при самом отчаянном желании, двух слов просто невозможно отобразить!

Однако попытка вражьих сил заретушировать истину отшибается достаточно легко: звук Ш перешедший с нашего в так называемый «библейский» до перекройки его пришепетывающими мутантами на свой лад означал С, а звук Ф, который в нашем древнем языке отсутствовал, обычно преобразовывался у косноязычных эллинов или хананеев: или из В, или из П, или из Т.

То есть происхождение этого предателя Иуды получается все оттуда же: ис Кариот. И здесь ни добавок, ни дополнительных разъяснений вовсе не требуется: все просто и лаконично.

А потому, при сопоставлении данных имен представителей колен Израилевых и заложенного в них смысла описываемых событий из текста, именно к произносимым звукам и следует прислушиваться, так как они были зафиксированы еще до последующего введения узаконенных теперь правил. У нас так писалось искони. Перед Невской битвой, например:

«Александр же Ярославич идя ис церкви… нача крепити дружину свою и рече: “Не в силе Бог, но в Правде…”»[16]

А вот еще очередной вариант перекройки Священного Писания:

«…сын первочеловека, Адама, Сиф (др.-еврейск. Шет) — не кто иной, как Суту, или Шуту, мифический предок-эпоним сутиев, т.е. аморреев»[17].

И здесь в очередной лишь раз подтверждается уже много до того узаконенная нами истина. Которая гласит, что если мы от своей старины седой, в лице признания к нашему языку-народу нашего прародителя Сифа отказываемся, то есть признаем за собой клеймо Иванов, в упор не желающих видеть родство к своим кровным родственникам, то за нас распрекрасненько это делают другие. И нахальство аморреев, с чьего языка писался Талмуд, здесь нам лишь очередное подтверждение правила: свято место пусто не бывает. Ведь когда отказываемся от своих пращуров мы, носители древнейшей на земле письменной цивилизации, на себя перетягивают одеяло нашей родословной они — наши в прошлом цветные слуги, лишь немногим ранее одевающиеся в шкуры диких зверей, живущие на подножном корме, травах и кореньях, согревающиеся лишь теплом пламени костра и спертым воздухом сырой пещеры.

Нам же к самому простому объяснению принадлежности к своему народу-языку второго сына Иакова-Израиля, с им и он, чтобы выдвинутые нами аргументы были не просто достаточно убедительными, но железными, следует лишь прибавить полностью идентичное имя, данное второму сыну Ноя. У которого первый сын назван Иафетом (Ие вед: знающий Бога), а такой же, как и у Лии — второй: с им. То есть тоже с Богом. А так оно и вышло, о чем прекрасно и известно из библейской истории.

Все просто, и до убийственности убедительно. Чего ж еще-то?

Третьим среди родоначальников числится Левий. Тут сказано вообще практически по-нашему: левый.

Этот выбор имени был сопровожден фразой:

«…теперь-то прилепится ко мне муж мой…» [Быт 29, 34].

Почему?

Очевидно, значение чего-либо левого с тех пор совершенно не изменилось: это имеет под собой почву любовной страсти. Происхождением же этого слова является обыкновенное сравнение со львом. Ведь это животное, не даром среди зверей считающееся царем, ведет полностью паразитический образ жизни, так как его детенышей и кормит, и защищает — львица. Сам же «царь зверей» даже не охотится. Но, как проголодается, пользуется результатами охоты самки, спит, ну и, что понятно, в чем лишь в единственном себя позволяет утруждать, этих детенышей самке «строгает»: дурное дело не хитро. Потому слово это, судя по всему, — древний сленг, лишь к сегодняшнему дню из вульгаризированного просторечного выражения перевоплотившееся в нынешнюю нашу литературную мову — некий «язык Пушкина».

А пойти налево — это и теперь, как и во времена Лии, означает: пойти к любовнице (или к любовнику).

Но Лия и мечтает именно об этом. Она хочет, чтобы ее муж стал ее любовником.

 «И еще зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Господа. Посему нарекла ему имя Иуда» [Быт 29, 35].

А на нашем древнем языке:

«Удъ – …член телесный…»[18]

«ОУДЫ ВАША ОРУЖИЯ ПРАВДЫ БОГОВИ» [Рим 6, 13].

Так, чисто по-русски, озвучивается вторая половина данного топонима.

Но и первая его половина, а в особенности при выговоре хананеями, полностью подтверждает отношение прародителя Царя Давида и Богородицы к нашему языку (народу). Тора:

 «Иехуда (Иуда)»[19].

Иными словами: Ие уда.

Еще вариант:

«…Иегуда (Иудея)…»[20]

Но что означает это вплетенное раввинами Г?

Пробуем разобраться:

«…по-еврейски Иешуа, сокращенное от Иегошуа…»[21]

Данным термином заклеймен раввинами Иисус Христос. Где, в переводе со старославянского:

«Шуй — левый»[22],

ИЕ — БОГ, а ГО, что из вышеприведенного следует, означает гой. Таким образом, вся фраза звучит следующим образом: левый гойский бог.

Потому Иегоуда (Ие-гой-уда [сочетание ОУ считывается как У]), имеет смысл: колено гойского (не еврейского) БОГА — Иисуса Христа. То есть в расшифровке талмудического термина все сходится — просто звук в звук: Иудею они именуют вовсе не своей, но именно нашей страной!

Но и на нашем отеческом наречии все также звук в звук совпадает: Ие уда. И если первый звук означает Бога — Ие (Ие-рой [герой], Ие-вер [Евер], Ие-вед [Иафет], Ие-го[ло]ва [Иегова]), то удъ, то есть член телесный, подтверждает то обстоятельство, что Иуда среди членов семьи Иакова является четвертым — самым главным членом тела святого семейства — правой рукой: Божьей удой.

В подтверждение вышесказанному обратим внимание, что в самом древнем дошедшем до нас писанном кириллицей источнике, “Остромировом Евангелии”, этот термин звучит так:

«…ВНИДЕ ИСУС И УЧЕНИЦЫ ЕГО В ИЮДЕЙСКИЯ ЗЕМЛИ; И ТУ ЖИВЯШЕ И КРЕСТЯШЕ»[23].

Где Июда — это и есть вариант слитного произнесения термина: Ие уда.

И очень похоже, что это пророческое название четвертого родоначальника колен Израилевых Божьей удой, то есть правой рукой, которой лишь единственной возможно совершить Крестное Знамение («теперь-то я восхвалю Господа» [Быт 29, 35]), имеет под собой тот впоследствии случившийся факт, что именно колену Иуды предстояло сыграть решающую роль в вочеловечении Самого Бога нашего Слова. О чем часто упоминается в псалмах Давида.

Мало того. Известно, что:

«Умершему иудею обязательно сгибали большой палец так, чтобы его рука приняла форму имени Бога-Творца…»[24]

А ведь сочетание согнутого большого и выпрямленного указательного пальцев, и именно на правой руке, отображает руну РУ (см. Приложение). Что значит — СЛАВА (подробно имя Бога будет рассмотрено в следующей главе).

Потому именно эта уда, то есть именно правая рука, среди всех остальных четырех членов тела, и названа: Божьей.

Причем, и сама страна Иуды, Иудея, это Святая Русь. Ведь Сам Иисус Христос нам об этом сообщает:

«СПАСЕНИЕ ОТ ИУДЕЙ ЕСТЬ» [Ин 4, 22].

То есть спасение возможно только от вероисповедания страны Божьих колен.

 

 

 

 

 

[1] Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX–XII вв.). Аспект Пресс. М., 1998. С. 261.

[2] Татищев В. История Российская. Гл. 2.

 

[3] Полный богословский энциклопедический словарь. Том I. Издательство П.П. Сойкина. Типография СПб. Стремянная, 12, собств. д. Концерн «Возрождение». 1992. С. 847.

[4] Никоновская летопись. Цит. по: Отражение истории Казанского ханства в Никоновской (Патриаршей) летописи // Эхо веков. № 1/2. 1999. С. 66.

[5] Протоиерей Дьяченко Г., с. 77.

[6] Полякова Е. Николай Рерих. «Искусство». М., 1985. С. 3.

[7] Молитвослов. Сретенский монастырь. М., 2000. С. 149.

[8] БИБЛИЯ — книги Священного Писания ВЕТХОГО и НОВОГО ЗАВЕТА на церковнославянском языке. Российское библейское общество. М., 1997.

[9] Протоиерей Дьяченко Г., с. 784.

[10] Архимандрит Никифор, с. 638.

[11] Кеслер Я.А. Азбука и русско-европейский словарь. Издательство «Крафт+». М., 2001. С. 14.

[12] Протоиерей Дьяченко Г., с. 592.

 

[13] Протоиерей Дьяченко Г., с. 999.

[14] Архимандрит Никифор, с. 301.

[15] Там же.

[16] Прокофьев И.И. Древняя русская литература. «Просвещение». М., 1988. С. 147.

[17] История древнего мира. Т. 1. Ранняя древность. Знание. М., 1983. С. 236.

 

[18] Протоиерей Дьяченко Г., с. 751.

[19] История древнего мира, с. 238.

[20] Шамир И. Проклятие избранного народа. Тайны современной политики. Алгоритм. М., 2006. С. 62.

[21] Синельников В. Тайна Библии. Издание Сретенского монастыря. М., 2000. С. 22.

[22] Протоиерей Дьяченко Г., с. 837.

[23] Остромирово Евангелие. 1076-1077. «…писанное в 1056 и 1057 годах в Новгороде диаконом Григорием для Посадника Остромира, сродника В.К. Изяславу…»

[24] Шахнович М.И. Мифы о сотворении мира. Издательство «Знание». М., 1968. С. 10.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх